Хроника: правозащитник Игорь Нагавкин в СИЗО

Хроника: правозащитник Игорь Нагавкин в СИЗО

723
0

Правозащитник Игорь Нагавкин, возглавляющий ООД «За права человека» в Волгоградской области, в настоящее время является подследственным по сфабрикованному уголовному делу и содержится в СИЗО №5 г. Ленинска Волгоградской области. Из-за халатного отношения сотрудников ФСИН Игорю не была своевременно оказана медицинская помощь, из-за этого в данный момент имеется непосредственная угроза его жизни.

ХРОНИКА СОБЫТИЙ:

15 НОЯБРЯ. Мера пресечения продлена еще на два месяца

Суд удовлетворил ходатайство следователя о продлении меры пресечения правозащитнику Игорю Нагавкину еще на два месяца до января 2017 года, сообщает адвокат Юрий Бенгардт. В это время будут продолжаться следственные действия.
Позиция Игоря Нагавкина не изменилось, передает адвокат. Он по-прежнему считает, что дело против него полностью сфабриковано, а действия правоохранительных органов — это атака на его правозащитную деятельность.
Состояние здоровья Нагавкина нормализовалось, в настоящее время он чувствует себя лучше.

3 НОЯБРЯ

Сегодня вечером адвокат Юрий Бенгардт сообщил, что прокуратура Волгоградской области отреагировала на жалобу Игоря Нагавкина. Ему была оказана квалифицированная медицинская помощь. Игорю настолько полегчало, что он отказался от госпитализации в лечебно-исправительное учреждение (ЛИУ).

3 НОЯБРЯ. Медицинская экспертиза подтверждает риск летального исхода в случае неоказания помощи

Опытный врач-терапевт провела независимую экспертизу (на основании жалобы Прокурору Волгоградской области от подследственного Нагавкина Игоря Борисовича) по поводу крайне тяжелого состояния здоровья Нагавкина Игоря Борисовича и вынесла предположительный диагноз:
«Из-за обострения хронического гайморита, которым страдал Игорь Борисович с детства, воспалительный процесс продвинулся и образовался фронтит с осложнениями. Сопровождающийся головными болями, отечностью лобной части головы и отчетности в области глаз.
Неоказание своевременной медицинской помощи привело к интоксикации организма, связанной с желчекаменной болезнью, а также к парализации левой стороны лица и левой руки, что говорит о произошедшем кровоизлиянии в мозг (инсульт).
Неоказание помощи может привести к летальному исходу больного».
2 НОЯБРЯ. Лев Пономарев делает заявление на «Эхе Москвы»

Российское правозащитное сообщество давно пытается наглядно показать: современная система исполнения наказаний в России, в которой процветают пытки и даже убийства заключенных, вполне соответствует ставшему уже нарицательным имени «Гулаг». Этот путинский «Гулаг» еще более жесток, чем «Гулаг» брежневского времени.

Я очень рад, что общество столь бурно отреагировало на письмо Ильдара Дадина. Знаю, что определенные меры по его спасению принимаются прямо сейчас и надеюсь, что они окажутся эффективными. Бесспорно, надо продолжать следить за его судьбой и в дальнейшем.
Хочу обратить внимание на то, что жизнь еще одного политзаключенного Игоря Нагавкина находится в опасности. История правозащитника Нагавкина, руководителя ООД «За права человека» в Волгоградской области, уже была подробно мной описана.
В настоящий момент Нагавкин находится в СИЗО-5 Волгоградской области. При задержании ночью в конце сентября его и еще несколько человек садисты-полицейские заставили ничком лежать на сырой земле пять часов, пока их не начали сводить судороги.
После этого у Игоря резко ухудшилось здоровье, но его все равно отправили в СИЗО, несмотря на требования адвокатов об острой необходимости оказания медицинской помощи.
Вчера я получил от Нагавкина письмо, прочитав которое, долго не мог уснуть ночью. Ниже оно приведено. Уверен, и вы, прочитав его, испытаете нечто похожее на бессильный гнев.
Сейчас я уже отправил это письмо прокурору Волгоградской области, которому оно и было адресовано. Дальше буду добиваться срочной госпитализации Игоря.
Защита Нагавкина требует сейчас не меньших усилий от гражданского общества, чем защита Дадина, PussyRiot и узников Болотной.
Оригинал

1 НОЯБРЯ. От Нагавкина приходит письмо: серьезно ухудшилось состояние здоровья, есть угроза жизни

Прокурору Волгоградской области

От подследственного Нагавкина Игоря Борисовича
Содержащегося в ФКУ СИЗО-5 г. Ленинска Волгоградской области
Жалоба
С 10 октября 2016г. я содержусь в ФКУ СИЗО №5 УФСИН РФ по Волгоградской области. Мое состояние здоровья резко ухудшилось, хотя я не испытываю депрессию или что-нибудь иное, что могло бы негативно воздействовать на мое психическое состояние. Я не курю, не пью чифир. Находясь на свободе, никогда не курил, не употреблял наркотических средств, на учете у психиатра и нарколога никогда не состоял.
Ночью с 28 на 29 сентября 2016 года во время задержания меня и еще двоих граждан (Вболенко и Медведевой) около пяти часов продержали на сырой земле, пока нас не стало сводить в судорогах от холода. Вероятнее всего, переохлаждение повлияло на дальнейшее мое состояние здоровья. У меня начались боли в области печени и желчного пузыря, а также я стал ходить в туалет с желчью, так как у меня с 2002 года желчекаменная болезнь.
Еще находясь в СИЗО-1 г. Волгограда, я два дня просил сотрудников, чтобы меня вывели к доктору, но вместо этого меня отправили в СИЗО-5 г. Ленинска. С первого дня нахождения в СИЗО-5, я просил осмотреть меня квалифицированным доктором, а если такой отсутствует в СИЗО-5, то отправить в ЛИУ-15 или в районную больницу г. Ленинска, при этом я был согласен оплатить услуги доктора в г. Ленинске, о чем я заявил сотрудникам администрации СИЗО-5.
11 октября 2016 г. фельдшер мне объяснил, что штатного доктора нет, а из Ленинска доктор будет только на следующей неделе. В результате я отказался от приема пищи и воды, о чем официально уведомил администрацию СИЗО-5 и подал письменное заявление.
13 октября 2016 г. меня осмотрела терапевт ФКУ ИК-28 и выписала направление для обследования и лечения в ЛИУ-15, о чем была сделана запись, которую она зачитала вслух. Это было запечатлено на видеорегистратор сотрудником администрации, который меня выводил в санчасть.
Вечером в камеру №47, где я содержусь, пришли ВРИО начальника СИЗО-5 Ламерт А.И. и несколько сотрудников администрации. Ламерт А.И. заявил мне, что мнение терапевта является рекомендацией, а решение принимает администрация СИЗО-5, и я буду этапирован в ЛИУ-15 в порядке очереди.
Через день я узнаю, что запись, сделанная терапевтом в медицинскую карту о направлении в ЛИУ-15, исчезла.
16 октября 2016 г. я написал заявление на имя прокурора Волгоградской области и передал его сотрудникам администрации СИЗО-5 во время утренней проверки, что было зафиксировано на видеорегистратор. Боли в области печени у меня оставались по-прежнему. После пяти дней голодовки у меня стали отказывать почки, и 17 октября я стал пить воду, так как состояние здоровья стало ухудшаться, а помощь мне так и не оказывалась.
21 октября 2016 г. меня осмотрел хирург и пообещал, что сделает мне УЗИ желчного пузыря и почек 25 октября, после чего я стал принимать понемногу пищу при сопровождении лекарств, как прописал хирург.
27 октября 2016 г. я проснулся с опухшими (отекшими) глазами и лбом в области переносицы, что было зафиксировано на видеорегистратор во время утренней проверки. В течение дня отеки более-менее спали.
28 октября 2016 г. утром я едва открывал глаза, так как были большие отеки глаз, болела голова в области переносицы. Данный факт был зафиксирован на регистратор, и меня в 6:15 утра вывели в санчасть, где была медсестра, которая не могла мне помочь из-за своей квалификации, о чем она заявила мне и сотрудникам СИЗО-5, которые мены выводили. В 10:00 утра меня вывели к терапевту, но без обследования не могли поставить диагноз. Отправили меня к стоматологу.
29 октября 2016 г. меня осмотрел стоматолог, который пояснил, что мое состояние никак не связано с зубами. Я его попросил посмотреть на снимок, который мне сделали днем 28 октября 2016 г., но снимка не оказалось в медицинской карте.
28 октября 2016 г. после посещения терапевта, которого я просил направить меня за мой счет в больницу Ленинска, чтобы меня показали специалистам, я написал заявление на голодовку, так как получил отказ. По вечерам и ночью у меня стали усиливаться боли в голове, о чем я заявлял фельдшеру во время посещения.
В ночь с 31 октября на 1 ноября 2016 г. я проснулся около двух часов ночи из-за сильной головной боли. Во время ночного обхода сотрудником, я поинтересовался у него, который час. Он ответил, что 2 часа ночи. Я думал, боль отпустит, и решил перетерпеть до утра, но боль стала увеличиваться. Я сообщил об этом дежурному по 5 посту и попросил вывести меня к доктору.
Дежурный ответил, что доктор находится в ИК-28 и будет часов в 6 утра. Я попросил его (доктора) вызвать или вызвать мне скорую помощь, так как у меня усиливалась боль. Дежурный ушел звонить ДПНСИ. Минут через 15 у меня стала неметь левая сторона (голова и рука), а боль стала увеличиваться. Я стал бить в дверь и требовать вызвать скорую помощь, так как переживал за свою жизнь и здоровье, но мне сказали ждать до 6 утра. Я стал бить в дверь сильнее и просить помощь. К доктору меня вывели через 2,5 часа в 05:05 утра. Мне дали таблетку от головы и желудка.
Такое халатное отношение к моему здоровью, которое сопровождается невыносимой болью, я считаю «пыточным», хотя мы живем в цивилизованном мире! Виновниками такого отношения ко мне считаю ВРИО начальника СИЗО-5 Ламерта А.И. И если я умру или меня парализует, или что-то иное случится с моим здоровьем и жизнью, считаю виновным во всем Ламерта А.И.
В случае моего нападения на сотрудника администрации СИЗО-5, прошу считать последнее возможностью спасти свою жизнь и здоровье, так как это приведет к рассмотрению моего поступка следственными органами, которые выявят пытки надо мной в неоказании медицинской помощи и смогут провести медицинское обследование меня, а таким образом – спасти мне жизнь и здоровье.
Прошу вас принять меры экстренного реагирования по моей жалобе.
5 ОКТЯБРЯ. По сфабрикованному обвинению арестован правозащитник Игорь Нагавкин

29 сентября был задержан, а затем арестован на два месяца правозащитник, руководитель Волгоградского отделения Движения «За права человека» Игорь Нагавкин.

Этот арест — без сомнения месть за его активную и многолетнюю правозащитную работу. Движение «За права человека» и Фонд «В защиту прав заключенных» сотрудничают с Игорем Нагавкиным более 10 лет, и за это время он сделал очень многое. В частности, именно благодаря его работе пытки в колониях Волгоградской области почти прекратились, хотя раньше пытки там случались регулярно. Весьма эффективную работу по борьбе с насилием в колониях Игорь проводил и в других регионах, всегда действуя в рамках закона. В результате его многолетней активности «пострадали» многие сотрудники ФСИН.
Игорь Нагавкин не похож на классического правозащитника, который представляется многим гражданам в виде выходца из городской интеллигенции. Скорее он похож на «спортсмена» из 90-х годов. Свою профессиональную деятельность он начал с непростого выбора. Десять лет назад родной брат Игоря погиб всего лишь от аппендицита, во время содержания под стражей в Волгограде. Травмированный этим фактом Игорь принял решение бороться за тех, чьи права нарушаются в системе исполнения наказаний и кому еще можно помочь.
Игорь не только правозащитник, эффективно защищающий права заключенных в колониях, но и общественный деятель в своем небольшом родном городе Калач-на-Дону.
Именно благодаря ему там не распространяются наркотики, что встречается нечасто. Нетрудно догадаться, что бороться с наркотиками в своем городе Игорю с друзьями пришлось совсем без помощи правоохранителей, а даже наоборот. Тем не менее, им это удалось. И при этом он заработал себе новых влиятельных врагов. Так у Нагавкина был конфликт с начальником местного отдела полиции Сагояном, который высказывал своё недовольство деятельностью Нагавкина, связанной с борьбой с наркотиками. За некоторое время до задержания Игоря, в городе «работал» РОБП, задерживали друзей Игоря и говорили, что его посадят.
Последнее время у Нагавкина имелся серьезный конфликт с начальником ГАИ города Калач-на-Дону Тахтаровым А.Т., который через аффилированых лиц занимался грузоперевозками и добычей полезных ископаемых, при этом все это делалось без документов и лицензий. Нагавкин боролся с этим и в августе 2016 добился того, что одна из машин Тахтарова была остановлена и помещена на штраф стоянку.
У Нагавкина был конфликт с председателем Калачевского городского суда Дмитриенко, который давал личные распоряжения не пускать Нагавкина в суд, после чего Игорь написал заявление о привлечении Дмитриенко к уголовной ответственности.
У Нагавкина был конфликт с мэром города Калач-на-Дону из-за незаконного строительства на месте парка. Игорь выступил истцом по делу о признании плана застройки и землепользования г. Калач-на-Дону недействительным и в областном суде выиграл суд, чем существенно навредил мэру.
Я уверен, если бы у нас были настоящие демократические выборы мэров городов или шерифов, то Нагавкин занял бы одну из этих должностей.
Волгоградские правоохранители и раньше пытались посадить Нагавкина. Например, в 2011 году ему было предъявлено курьезное обвинение в том, что он якобы пытался снять колесо с автомобиля. Автомобиль был припаркован рядом с рестораном, где Нагавкин вместе с родными и близкими отмечал семейное торжество. Дело было совершенно нелепое, никаких доказательств вины Игоря не было, но он все равно был признан виновным, хотя и «легко отделался» — штрафом. В его судьбе тогда активно участвовал бывший Уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин.
> И вот сейчас власти региона вновь перешли к активным действиям. В чем же подозревают Нагавкина? Сразу в трёх кражах, которые он якобы совершил с ещё тремя «подельниками». Якобы украдены деньги, драгоценности, полушубки и ещё масса всего.
Правда, обвинение ему в этом не предъявлено.
А суд, арестовав его на два месяца, опирался только на одно дело – покушение на кражу из ломбарда. Статья, очевидно, не годится для взятия под стражу. Поэтому суд нашел «исключительное обстоятельство» — тот факт, что имеются еще два уголовных дела, в которых Нагавкин никак официально еще не обозначен. А это, внимание, цитата из решения суда «может свидетельствовать о подозрении Нагавкина И.Б. и в иных, помимо инкриминируемого, преступлениях». Помимо того, что это просто домыслы и юридический нонсенс, это неплохой задел на будущее. «Обвинения еще последуют» — как бы говорит суд.
Обыски провели по двум адресам — на квартире матери Игоря Нагавкина, где проживают его мать и сестра со своими детьми, а также на квартире самого Нагавкина, где он проживал со своей гражданской женой и двумя детьми. Вот, что изъяли при обысках.
В квартире матери и сестры изъято: шуба сестры из нутрии, которую она не носит, поскольку ей уже 12 лет, и она дырявая; искусственный полушубок дочери сестры, который она уже также не носит, поскольку выросла из него; утепленные спортивные штаны сестры, в которых она торговала на рынке и работала в огороде; старые кроссовки Игоря; кроссовки сестры; электрический лобзик и дрель (причем, от инструментов у сестры были чеки); некоторые украшения — в частности, сережки и кулончик дочери, цепочку с крестиком матери.
Как именно проводился обыск. Вместе с полицейскими на обыск явились двое понятых, от которых, по словам сестры, разило алкоголем. Несмотря на то, что женщины требовали, чтобы обыск проводился как положено – последовательно в каждой комнате, под их наблюдением, оперативники разбрелись по всем комнатам сразу. В то время, как пожилая и страдающая диабетом и гипертонией мама следила, чтобы не перебили все пузырьки с лекарствами, полицейские передавали друг другу по цепочке все найденные вещи и складывали их и в кучку в одной из комнат. Не удивительно, что один крестик с цепочкой женщины не опознали и подозревают, что он был подброшен.
Дома у Игоря, где он проживал вместе с гражданской женой и детьми, обыск был еще интереснее. Например, когда обыскивали большой шкаф-купе, где хранились вещи их обоих, то его осматривали сразу с двух сторон, и пока жена отвлеклась на одну сторону, с другой её позвали: «Вот смотрите!» и показали уже в руках оперативника горсть серебряных изделий с бирками. Как и откуда взялась эта горсть, жена не видела, также как не видела и этих изделий раньше.
Также следователи изъяли 9 тысяч рублей из ящика стола 14-летней дочери Нагавкина, которые она откладывала из денег, подаренных родственниками, и 8 тысяч рублей из косметички жены, отложенных на текущие расходы.
Механизм фабрикации дела чрезвычайно прост и на моей памяти неоднократно использовался. Кто-то из «подельников» рано или поздно даст «нужные» показания, которые присоединятся к «нужным» оперативным данным и превратятся в «нужный» приговор. Реальных доказательств участия Нагавкина в преступлениях как не было, так и не будет.
Мы с коллегами, разумеется, бросаем сейчас все силы на то, чтобы защитить Игоря. Мы уже обращались в СМИ и в этом посте, пользуясь случаям, я тоже обращаюсь — мы очень заинтересованы в освещении этой темы. Мы также обратились к Уполномоченному по правам человека, поддерживаем контакт с местным профессиональным адвокатом и направили дополнительно на защиту Игоря нашего лучшего адвоката Валерия Шухардина.
Резюмирую. На данный момент Игорю Нагавкину предъявлено только обвинение в покушении на кражу, и задержан он был не на месте предполагаемого покушения. Но с целью перестраховки пытаются пришить еще две кражи, и на всякий случай набрали по двум адресам всех возможных вещей, включая дырявые шубы и старые кроссовки, а также, скорее всего, подбросили горсть украшений. Зачем это делается? Чтобы был «запас» — чтобы надавить количеством обвинений и на общественное мнение, и на суд. Чтобы помочь суду сохранить видимость справедливости, отказавшись от части нелепых обвинений.
Поделись с друзьями
Share on VKShare on FacebookEmail this to someonePrint this page

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ