«Если знаю в целом все обстоятельства дела, то я могу оправдать незаконный...

«Если знаю в целом все обстоятельства дела, то я могу оправдать незаконный привод!»

384
1
  • так сказала сотрудник Минфина сегодня в судебном заседании по иску о взыскании правозащитницей Натальей Хроменковой морального вреда с полиции и Следственного комитета, см.: http://pravoirk.ru/archives/8442.

20170119_120859Видимо прав афоризм о том, что «чем меньше в государстве законности, тем больше в нем юристов». Все судебное заседание представители полиции и казны, олицетворяющие государственную власть, хихикали над объяснениями истца по обстоятельствам дела. В тот момент, когда истица со слезами на глазах рассказывала судье о допущенной в ее отношении сотрудниками несправедливости (как опера ей хамили, угрожали, били) эти дамы не скрывали своего сарказма, перемешивая его с ухмылками и каверзными вопросами оправдывающими незаконный принудительный привод правозащитницы, полученные повреждения — все с ней произошедшее.

«Если бы сотрудники полиции мне предложили и сказали пройдемте с нами, я бы конечно пошла, а здесь они меня спросили только пойду ли я в следственный комитет, сразу крепко схватили один сотрудник за одну руку, а другой сотрудник за другую руку и побежали со мной к выходу. В небольшом тамбуре сотрудники стали меня подталкивать, толкать к выходу на улицу. Перед дверью была наледь, скользко — я потеряла равновесие. Помню удар по голове, упала, схватилась за косяк двери или за ручку, меня схватили за волосы и поволокли… Потом помню только как уже подвели к машине и садили на заднее сиденье, где половина места занимало детское сиденье и хватало место только для одного человека, на него я и села. Сотрудник полиции сел рядом, при этом сильно вжал меня к детскому сиденью, и я оказалась зажатой между сотрудником и креслом. Дверь машины захлопнулась, она отъехала и все это сопровождалось сотрудниками агрессивными, отборными матами и угрозами. Для меня эти угрозы считались реальными, я сейчас так думаю. Я хотела достать телефон, чтобы угрозы услышали ребята (члены ОНК), которые меня сопровождали, но в этот момент, сотрудник, который сидел рядом со мной, вывернул мне руку и я оказалась лицом у его обуви, от боли никак пошевелится я не могла, так в такой позе меня довезли до следственного комитета. В это время перед моими глазами пролетела вся моя жизнь… Шаги делать было тяжело, по ступенькам подниматься особенно. Увидев, что я медленно поднимаюсь, сотрудники стали унижать, оскорблять, что я симулирую… кое-как я поднялась на этаж, где находился Куйбышевский следственный отдел. Кто-то из сотрудников закрыл дверь в подъезд на засов или замок, и сказал, чтобы никто не выходил. Со мной рядом присел мужчина, в гражданской одежде, немолодой, посмотрел на меня и спросил: «вам плохо?», на его вопрос я смогла только кивнуть головой. Мне вызвали скорую помощь. Затем медики подтвердили мое плохое самочувствие и зафиксировали «острая реакция на стресс», сделали укол » — рассказывает Наталья Хроменкова. «Никто из ребят-полицейских, ехавших со мной в машине, не заступился за меня, как будто это ситуация, что меня 56-летнюю женщину унижают при них в машине — это норма», — продолжает она.

Сегодня у Натальи Андреевны День Рожденья и было особенно больно видеть такое глумление со стороны представителей государства в суде в такой день!

Как сказала представитель Минфина: «Если знаю в целом все обстоятельства дела, то я могу оправдать незаконный привод!».

Классический подход государственных органов, в котором лучшая защита — нападение, в нашем случае представил собой остроты юристок о том, знала ли истица основание ее принудительного доставления, почему производится проверка, как будто доказывая тем самым ее виновность в случившемся.

Разве есть разница в том, есть ли законное основание доставления или нет для того чтобы следователю вынести признанное незаконным судом постановление о принудительном приводе, а оперативникам исполнить его, при этом хамить, унижать и бить доставляемого?

Видно лозунг «Был бы человек, а дело найдется!» жив до сих пор. Интересно, как бы оправдала полиции исполнение незаконного приказа о расстреле?

«Предупреждая вопрос оппонентов о сумме заявленного вреда. Хочу сказать суду, что нас устроит любая сумма морального вреда, присужденная судом. Даже один рубль! Сумма заявленная в требованиях, 600 тысяч рублей, это сумма для ответчиков. Это сумма предъявлена для того, чтобы они сами ответили на вопрос, сколько денег им можно дать, чтобы позволить вытереть об них ноги!?» — сказал представитель истицы.

Как сказала сама истица: «Основная цель — это вернуть доверие к власти!».

«Почему мы создали Межрегиональную правозащитную организацию в половине регионов Сибирского Федерального Округа и запустили проект по профилактике молодежной преступности и «блатной романтики»? Почему мы участвуем в делах по обвинениям сотрудников полиции в пытках? (В нашем производстве находится уголовное дело по пыткам оперативниками в Отделе полиции Усолья). Потому что они друг друга лишь покрывают, а закон должен работать в обе стороны!» — Святослав Хроменков.

В суде правозащитниками было заявлено ходатайство об истребовании материалов доследственных проверок по заявлению истицы о возбуждении уголовных дел на оперативников, осуществивших незаконный привод, и следователя, вынесшего постановление.

Суд отложен на 26 января на 14 часов. Приглашаем присутствовать все желающих в качестве слушателей.

Михаил Неустроев

Поделись с друзьями
Share on VKShare on FacebookEmail this to someonePrint this page

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. […] Сегодня, 26.01.2017 г., состоялось очередное судебное заседание Кировского районного суда г.Иркутска по иску правозащитницы в Иркутске, см.: http://pravoirk.ru/archives/8442,  http://pravoirk.ru/archives/8458. […]

Comments are closed.