Из дворов в тюрьмы. С криминальной романтикой среди молодежи нужно бороться всем...

Из дворов в тюрьмы. С криминальной романтикой среди молодежи нужно бороться всем миром.

445
0

Из дворов в тюрьмы, из тюрем во дворы кочует арестантская романтика. Криминализированное молодежное движение АУЕ сегодня все чаще привлекает к себе внимание встревоженного общества. Что это за течение, и что ему можно противопоставить? Проблема не регионального масштаба Впервые на федеральном уровне тему движения АУЕ, название которого расшифровывается как «Арестантский уклад един», подняла ответственный секретарь Совета по правам человека России, глава Союза добровольцев России Яна Лантратова. Согласно мониторингу Союза, приверженцы криминальной субкультуры АУЕ держат под контролем детей в 14 регионах России, среди которых – Забайкалье, Бурятия, Московская область и другие. Чтобы убедиться в распространенности этого явления, достаточно заглянуть в интернет. Только в одной из социальных сетей существует более десятка групп, в названиях которых содержится аббревиатура АУЕ. У группы – более 100 тыс. подписчиков. – Эта проблема носит общегосударственный характер, – говорит первый заместитель начальника ГУФСИН России по Иркутской области Алексей Гиричев. – У нас недавно президент обратил внимание на то, что недостаточная работа ведется с молодежью. Мы, к сожалению, получаем людей из общества с теми пороками, которые там сформировались. В прошлом году депутат Законодательного Собрания Иркутской области Олег Кузнецов заявил, что в интернатах региона, в частности, в Усольском гвардейском кадетском корпусе, культивируются арестантские порядки. Депутат констатировал, что в Приангарье тоже просочилась идеология сообщества АУЕ. – Проблема остро стоит в школах-интернатах. Криминальные лидеры насаждают свои понятия среди подростков. Тем остается либо подчиняться произволу, либо покидать места учебы. Проблема эта серьезная, ее надо решать, – заявил Олег Кузнецов. По этой проблеме он направил депутатский запрос на имя губернатора Приангарья Сергея Левченко. Областной парламент взял запрос на контроль.

Хватит деградировать!

АУЕ как криминальная молодежная субкультура свое происхождение берет из тюремного жаргона и была придумана уголовниками. – Эта тема распространена в Забайкалье, Бурятии, – рассказывает юрист «Байкальского правозащитного центра» Святослав Хроменков. – Подростки из неблагополучных семей в селах, райцентрах и различных учреждениях устанавливают свои законы и поклоняются тюремным понятиям, вымогают деньги у сверстников. Объективных исследований того, насколько это явление распространено в Иркутской области, нет.

aue1Фото: deita.ru

– Тема идет с востока страны. Иркутская область как бруствер или шлагбаум. Но я проехал по разным городам региона и утверждаю, что тема эта для нас актуальна тоже, – подтверждает правозащитник. Напомним, АУЕ процветало в Усольском кадетском корпусе и привело к неуставным отношениям, пока не вмешались власти и правоохранительные органы. По данным электронного СМИ «Усть-Кут 24», в городе речников под влиянием АУЕ находятся школы №№ 2, 4, 6, 10, 7, а также речное училище и Центр помощи несовершеннолетним, оставшимся без попечения родителей. – Подростки, входящие в АУЕ, внедряют в учебных заведениях порядки, по которым живут в колониях. Создают «общак», куда собирают деньги с детей и потом передают старшим, вводят кастовую систему градации подростков по принадлежности, аналогичную тюремной иерархии, – рассказывают усть-кутские журналисты. Начальник полиции Усть-Кута Юрий Кицул утверждает, что репортажи о повсеместном распространении АУЕ далеки от истины: – Участковые проверили указанные школы и не нашли подтверждения фактам, изложенным в статье. Мы работали с социальными педагогами, беседовали с детьми. Даже отдельных эпизодов вербовки молодежи среди криминалитета не выявлено. Но если факты в дальнейшем подтвердятся, мы будем немедленно реагировать. Социальный педагог одной из иркутских школ Ольга Ярощук не столь категорична в своих ответах. Она рассказала, что в школьном туалете видела надписи АУЕ, в связи с чем провела среди подростков анонимное анкетирование. – Дети осведомлены, знания об АУЕ почерпнуты из интернета. У нас учатся ребята из благополучных социальных групп. Тем не менее за четыре года, что я работаю в школе, были случаи вымогательства денег у детей, приезжала полиция. Были случаи, когда у детей отнимали дорогие гаджеты. Но связаны ли они с АУЕ, я утверждать не могу. Иркутский студент Алексей Павлов рассказал, что надписи АУЕ он встречал в университетских аудиториях. – Вначале я думал, что это английский сленг AUE – приветствие. Потом понял, что ошибся, и это меня сильно озадачило. АУЕ – для убогих людей, не реализовавшихся в жизни. Еще, на мой взгляд, это от безграмотности, поэтому, ровесники, развивайтесь, читайте, хватит деградировать!

Пустоту заполняет криминал

Олег Монастырских, бывший осужденный, а ныне работник автосервиса, прошел весь путь от дворовой группировки до тюрьмы. И очень жалеет, что, поддавшись на блатную романтику, начал жизнь с колонии для малолетних. – Я рос в провинциальном городе, под лозунгом АУЕ мы ставили «на счетчик» ребят из школы, парни постарше занимались откровенным рэкетом. Наши старшие «кураторы», отсидевшие разные сроки, учили нас исповедовать уголовные правила, создавать «общаки» с передачей продуктов, сигарет или денег «пацанам на зону». В 16 лет Олег совершил разбойное нападение и был осужден. Теперь он раскаивается, что годы жизни потратил впустую. – Меня привлекла блатная романтика, пафосные «философские» рассуждения о жизни. Позже я понял, что у нас не было ни тормозов, ни мозгов. Наш криминальный босс ездил на крутой тачке с номерами «АУЕ», а мы не имели ничего, кроме проблем с законом. АУЕшники – это неудачники по жизни. Нужно в себе развивать не умение воровать, а мозги, которые могут принести пользу… Подполковник ГУФСИН в отставке Александр Черных рассказывает, что тема АУЕ присутствует и в исправительных колониях Приангарья: – Осужденные отличаются от прочих граждан внешним видом, манерой поведения, языком. Специфическая лексика играет роль кодификации. По сленгу человек безошибочно определяется в преступной среде по принципу «свой-чужой». По его словам, осужденные, прибывшие из Забайкальского края в иркутские колонии, поголовно АУЕшники. Они пытаются установить в колонии свои порядки, не подчиняются режиму, требованиям администрации. И стремятся распространить свою идеологию среди других осужденных. – Александр Иванович, почему в молодежной среде идеология АУЕ популярна? – Помните фильм «Пацаны», где главный герой говорит, что у каждого мальчишки должен быть мужик, которому пацан может сказать «ты»? Не у каждого парня есть отец. Старшаки, ровесники, которые находятся под влиянием АУЕ, говорят такому безотцовщине: «Твоя семья – это мы. Попадешь на зону, будешь защищен, «подогрет» (будешь получать передачи с воли. – Авт.). Молодые ведутся на это якобы «братство» и якобы «дружбу». АУЕ – это другое зло, другая угроза, и с этим обязательно нужно бороться.

Приверженцы криминальной субкультуры АУЕ держат под контролем детей 
в 14 регионах России. 

Как показывает практика, подростки действительно верят в то, что АУЕ – это залог взаимопомощи. Психолог «Байкальского правозащитного центра» Наталья Варшней эти мифы умело развенчивает. Во время тренинга подросток рассказал ей, что участвует в сборе денег на тюремный «общак», потому что думает о будущем. Между психологом и подростком состоялся любопытный диалог: – Думаешь о будущем – это хорошо. Чем сейчас занимаешься? – Спортом, танцами. В вуз планирую поступать. – В тюрьму планируешь садиться? – Нет, что вы, зачем мне это? – А квитанцию тебе давали о том, что ты деньги на «общак» сдаешь? – Ни разу. – А чем докажешь, что сдавал деньги на «общак» и тоже имеешь право на поддержку в тюрьме? И тут подросток начинает впервые задумываться о многих вещах. – Тема АУЕ была на поверхности много лет назад, тлела. Сейчас она снова вышла на поверхность, – размышляет Наталья Варшней. – Думаю, это напрямую связано с текущим экономическим кризисом, бедностью, безработицей. Пустоту заполняет криминал – освободились из мест заключения те, кто был посажен на разные сроки в начале «нулевых». Они возвращаются в свои маленькие поселки и райцентры, организовывают вокруг жизнь по криминальным и уголовными законам, втягивают молодежь. Как правило, молодые приверженцы АУЕ употребляют алкоголь, наркотики, начинают раннюю половую жизнь. Чаще всего, это дети и подростки из неблагополучных семей, которым нечем занять себя в свободное время. Надо ли при этом повторять, что в обществе потеряны те социальные институты, которые когда-то занимались воспитанием молодежи?

Правильно расставить приоритеты

Правозащитник Святослав Хроменков изучает тему АУЕ много лет. Он сотрудничает с юристами, психологами из Бурятии, Алтайского края и других регионов. – Тема идет от социального неустройства. АУЕ – это оправдание преступления, девиантного поведения. Это идеологизация насилия. В 2016 году в Иркутске 399 несовершеннолетних совершили разного рода правонарушения. Нельзя ручаться, что ни один из них не был членом группировки АУЕ. При участии правозащитника разработан проект по профилактике преступности и блатной романтики в молодежной среде. Так, состоялась встреча с подростками, которые отбывают наказание в Ангарской колонии для несовершеннолетних. Молодым людям рассказали, что на самом деле стоит за так называемым арестантским единством. Юристы и психологи также посещают школы, колледжи и другие учебные заведения, где проводят с молодыми людьми специальные тренинги. При этом выявляют их основные проблемы, показывают на реальных примерах, что можно многого достичь в жизни честным путем. Детям и подросткам объясняют, почему идеи тюремной романтики лживы, как устроено государство, в чем преимущество соблюдения законов. – Мы помогаем правильно расставить приоритеты. Показываем молодежи, что можно и нужно жить по закону, это выгодно, понятно, прозрачно. Наша задача – улучшать правовую культуру, финансовую грамотность. Мы поясняем, как можно, используя те ресурсы, что дает государство, чего-то добиться в жизни законным путем. Ребята сами делают выводы, часто правильные. Мы переворачиваем молодым мировоззрение, переформатируем мозги, если хотите. Есть уже и первые волонтеры из числа слушателей, готовые нам помогать, – поясняет правозащитник. Тренинги включают беседу, психологическую работу, моделирование различных жизненных ситуаций. К работе подключаются и гражданские активисты. Проект реализуется на средства гранта конкурса «Губернское собрание общественности Иркутской области». – У общества есть спрос на эту тему, поэтому в будущем мы планируем распространить наши тренинги на другие регионы СФО, – говорит Святослав Хроменков. Юрист Ирина Павлюченко уверена, что к борьбе с АУЕ должны подключиться другие общественные организации. – Необходимо на государственном уровне расценивать АУЕ как реальную угрозу обществу – экстремизм или терроризм. Надо бороться с АУЕ и его носителями информационно. Направить на это всю мощь СМИ и телевидения, общественных институтов, волонтерских организаций. И, конечно, государству необходимо в первую очередь решать социальные проблемы в территориях. Нужно понимать, какие последствия может принести это течение. Все мы помним «бригады» 90-х годов, и никто не хочет, чтобы они вернулись в нашу жизнь.

«Областная газета» от 22 февраля 2017

Автор:Людмила Шагунова

Источник сайт газеты «Областная»: http://www.ogirk.ru/news/2017-02-22/iz-dvorov-v-tyurmy.html

Поделись с друзьями
Share on VKShare on FacebookEmail this to someonePrint this page

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ