Иркутская ОНК посетила ИК-3 (колонию для бывших сотрудников), колонию-поселение

Иркутская ОНК посетила ИК-3 (колонию для бывших сотрудников), колонию-поселение

578
0

Сегодня, 21.03.2017 г., Общественная наблюдательная комиссия Иркутской области в лице членов ОНК, экспертов Общественной палаты Иркутской области — Тютюнина Веденея, Сурвачева Александра посетила колонию строгого режима для бывших сотрудников правоохранительных органов и поселок при колонии. Место дислокации г.Иркутск, ул.Писарева, 13.

В течение трех часов работы были получены:

  • Жалобы на плохое питание,
  • На то, что не выдали зимние вещи некоторым осужденным,
  • На ужасное медицинское обеспечение,
  • Проведена проверка по факту смерти осужденного Д., см.: http://zashita-zk.org/A5205F2/1487595838.html, отбывавшего наказание в ИК-3 и скончавшегося 26 ноября 2016 г. Как сообщает Фонд «В защиту прав заключенных» в интересах осужденного Д.»…От имени Фонда…были направлены обращения в Следственное управление СК РФ, ГУФСИН, прокуратуру, Росздравнадзор по Иркутской области. Согласно ответу из Росздравнадзора, по результатам проверки выявлены грубые нарушения порядков оказания медицинской помощи, стандартов медицинской помощи при оказании медицинской помощи Д. ФКУЗ «Медико-санитарная часть № 38 ФСИН» выдано предписание для устранения нарушений. Территориальным органом Росздравнадзора по Иркутской области будет проводиться дополнительная проверка соблюдения лицензионных требований при оказании медицинской помощи Д. для привлечения ФКУЗ «МСЧ-38 ФСИН» к административной ответственности. Следственным отделом по Свердловскому району г. Иркутска СУ СК РФ по Иркутской области проводится проверка о наличии в действиях медицинского персонала «ФКУЗ МСЧ-38 ФСИН» признаков уголовно-наказуемых деяний. Вместе с тем, согласно ответу начальника ГУФСИН России по Иркутской области доводы о неоказании медицинской помощи Д., не нашли своего подтверждения…» В ходе сегодняшнего посещения Иркутской ОНК было опрошено несколько заключенных, отбывавших ранее наказание с умершим осужденным Д. Со слов осужденных медицинская помощь ему оказывалась очень плохо,  в следствии чего он и мог скончаться. Один из осужденных говорит: «…Д. постоянно обращался за медицинской помощью к главврачу ИК-3, но не получал ее. У него не было таблеток, и я не видел, чтобы его вывозили на лечение. Д. сильно отекал по всему телу и требовал своей госпитализации…» Со слов другого осужденного: «…С каждым днем ему становилось все хуже: опухал, отекал, стал плохо ходить, в двадцатых числах ноября 2016 года уже не вставал. Прекратил работать в ноябре, стал находиться на больничном. При этом он постоянно обращался в сан.часть, однако, я не видел улучшения его здоровья и не видел оказание ему медицинской помощи, кроме 21-22 ноября, когда вечером ему стало плохо: он обратился к дневальному, и тот вызвал ему дежурного медика, которая поставила ему несколько уколов, после чего ему стало легче, но утром ему стало еще хуже…»
  • В ШИЗО колонии-поселения очень холодно, всего 16 градусов. Списки членов ОНК менялись на ходу. Осужденный Х. жаловался, что ему не выдавали постельные вещи: три ночи он спал на голых лавках, жаловался на незаконное помещение в ШИЗО, на то, что его сразу, в его отсутствие на комиссии, признали злостным нарушителем (13 марта), хотя еще «вчера» (12 марта) он имел возможность выйти за забор и купить продукты (был помещен в ШИЗО, когда сказал сотруднику, что при выходе за покупкой продуктов не отдал знакомым сотовый телефон и хотел вернуться отдать его). Осужденный Б., со ссылкой на Европейские пенитенциарные правила, жаловался, что на комиссию по рассмотрению нарушения его также не пригласили, что он не был о ней уведомлен, что ему не было предоставлено право воспользоваться помощью защитника, что ему не было сообщено о вменяемом ему нарушении и он был лишен возможности защищаться. Как говорит осужденный Б. «…15 марта он находился в ШИЗО колонии-поселения, куда пришел ВРИО начальника колонии, начальник отряда и мед.работник с аппаратом для измерения давления. Выслушав доклад от меня, ВРИО начальника ИК-3 приказал начальнику отряда ознакомить меня с постановлением о водворении в ШИЗО на 15 суток и признании меня злостным нарушителем…». Осужденные жалуются, что подоплекой помещения в ШИЗО было то, что у них подошел срок УДО, а администрация не хотела их отпускать. Осужденный Х. единственный электрик в отряде… С их слов, якобы им разрешали пользоваться сотовыми телефонами (так как у них были должности и они были на хорошем счету), а в «нужный» момент поставили за это нарушение…

 

Поделись с друзьями
Share on VKShare on FacebookEmail this to someonePrint this page

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ