Яркий свет и дуло автомата

Яркий свет и дуло автомата

258
1

8 апреля в Иркутске были принудительно доставлены на допрос в разные отделения полиции шестеро молодых активистов – Игорь Мартыненко, София Микитюк, Валерия Алтарева, Дмитрий Литвин, Алексей Лучагин и Ринат Кумуков. Формально о задержании, как уточнили в полиции, речи не шло: все молодые люди были допрошены в качестве свидетелей по делу, заведенному на их товарища Дмитрия Литвина, которого подозревают в оскорблении чувств верующих (по ч. 1 ст. 148 УК РФ) за некое изображение на его странице в соцсети. Сегодня утром его и еще четырех активистов отпустили домой. Кроме Игоря Мартыненко – с ним у родных не было связи более 60 часов.

Игоря Мартыненко принудительно препроводили на допрос ранним утром 8 апреля. Процедура больше напоминала задержание.

– В субботу в шесть утра меня разбудил звонок в дверь, сказали, что мы топим соседей. Я открыла, и меня припечатали к стене какие-то люди в масках. Часть из них прошла дальше, вошли в комнату сына, где он был со своей девушкой Софией. Оттуда крики. Я в шоке до сих пор. Игоря и Софию увели через несколько минут, девушка вернулась, а сына я не видела уже 60 часов. Никто ничего не знал о нем двое суток, где он находится даже, – переживает мать Игоря Наталья Максианович. – Я боюсь, что его избили. Если не хуже… Иначе зачем от нас скрывали?

Игорь Мартыненко

Игорь Мартыненко

В том, что сына скрывали, Наталья не сомневается: двое суток она с друзьями и знакомыми Игоря обзванивала следственные изоляторы и изоляторы временного содержания города в попытке найти сына и направить к нему адвоката. К слову, такая возможность была только у одного из шести задержанных, адвокату которого удалось раздобыть телефон следователя. Остальным в защитнике отказали.

Проснулась, а на меня смотрит дуло автомата, оглядываюсь – кругом люди в масках

– Какой адвокат?! Нам даже одеться толком не дали. Начать с того, что мы проснулись от яркого света в глаза (сплю в берушах). Гляжу, а на меня смотрит дуло автомата, оглядываюсь – кругом люди в масках. Я от ужаса вскрикнула, и тут все заголосили – один из СОБРовцев кричит Игорю вставать, потом его валят с кровати на пол, заламывают руки. У меня требуют: «Поднять руки!» – вспоминает подруга Игоря София Микитюк. – Потом все же дали Игорю встать, начали требовать одеваться быстрее. Ничего не сказали – кто, откуда, на каком основании. Конечно, мы их спрашивали. Потом Игоря увели, я еще одеваюсь (я вообще без одежды была, пришлось у всех на глазах одеваться!), спрашиваю, почему задерживаете, а мне говорят: «Вас никто не задерживает». Тогда я сказала, что останусь дома. Мне начали угрожать, мол, выведут на улицу полураздетой, босиком. Вот такое «незадержание». Я испугалась, под угрозами вышла. Увезли, как потом я поняла, на Лермонтова, 110 – там и «Центр по борьбе с экстремизмом», и угрозыск.

По словам мамы Игоря Мартыненко, после «увода детей» в квартире несколько часов шел обыск, постановление на который ей показали мельком, а санкции суда на его проведение у оперативников вообще не было:

– В итоге они собрали в доме всю технику, что была, и забрали. Даже зарядки от телефонов прихватили. Все телефоны, даже самые старые, даже у младшего моего ребенка. Компьютеры, ноутбуки – все. Три пакета вещей вынесли. Случись приступ – даже позвонить неоткуда, – делится Наталья Максианович. – Попросила копию постановления на обыск, показать потом адвокату – не дали.

Наталья Максианович

Наталья Максианович

Даже зарядки от телефонов прихватили. Все телефоны, даже самые старые, даже у младшего моего ребенка

Во время обыска при задержании единственного из активистов, на которого было заведено уголовное дело, Дмитрия Литвина, ночевавшего в тот день у бабушки, изъяли даже компьютер пожилой женщины. У другой активистки – фотографа Валерии Алтаревой – при обыске изъяли всю цифровую технику и средства связи.

– Полицейские объяснили это тем, что Дима (Литвин, на которого заведено уголовное дело по ст. 148 п. 1 УК РФ за «публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих». Остальные пятеро изначально проходили по этому делу в качестве свидетелей. – РС) мог «оскорбить верующих», используя мою технику. Позже из разговоров со следователями стало ясно, что речь о фото, на котором показывают «фак» церкви. Дима его то ли репостнул, то ли лайкнул, в общем, как-то отметил два года назад – в 2015 году! – рассказывает Валерия Алтарева. – Странно и то, что уголовное дело завели на историю двухлетней давности, и то, что изъятые у меня и ребят вещи к религии или ее оскорблению имеют мало отношения. Зато прямо связаны с нашей оппозиционной деятельностью. Например, забрали мой фотоархив с 2009 года, даже негативы, у меня там репортажи с разных митингов, протестных движений. Забрали мои личные записи, стикеры с меткой «Антифа», номер «Русского репортера»… К религии эти вещи никакого отношения не имеют. Но в итоге я осталась без рабочих файлов, уже обещанных работодателям. И без техники, то есть фактически без средств к существованию. Вернуть вещи на словах обещали через неделю, но практика же показывает, что затянуться этот возврат может и на пять лет.

По словам дяди задержанного Литвина Григория Хеноха, родным Дмитрия также все выходные не удавалось связаться с ним. Они звонили по всем телефонам управления Следственного комитета на улице Коммунаров, 10, приезжали к самому зданию управления, но связаться со следователем им не удавалось. Только утром 10 апреля Дмитрия отпустили домой. Его товарища по движению – Игоря Мартыненко – родные искали более двух суток.

– Мы даже не знали, в каком отделении, СИЗО или ИВС он сидел. Адвокат дал наводку вчера вечером, что он на Гоголя, 53, в изоляторе. Мы с правозащитниками организовали проверку ИВС – два часа ходили, туалеты, все камеры – все облазили. Нет сына, – жалуется Наталья Максианович. – Сегодня ездили с Софьей к областному уполномоченному по правам человека Лукину, написали заявление на действия полиции. После весь день мы обзванивали суды Иркутска. Игоря нигде нет. Решили с Софией, что будем сидеть до вечера в суде по месту жительства, скорее всего, если привезут, то сюда.

Игорь Мартыненко

Игорь Мартыненко

Правозащитники, подключившиеся к делу, сразу заподозрили, что Игоря содержат под стражей не в качестве свидетеля, а как подозреваемого.

– Полицейские, конечно, к лимиту задержания в 48 часов всегда относились чисто технически: часом раньше, часом позже – невелика разница, – рассуждает юрист Святослав Хроменков. – Однако еще на полсуток задержать – это серьезно. Предполагаю, что его держат уже в качестве подозреваемого. По какому делу? Например, сопротивление могут инкриминировать. Фактов, что Игорь сопротивлялся, у нас нет. Но им они и не нужны. По закону и в случае возбуждения дела задерживать так долго без постановления суда не имеют права, но полиция как рассуждает: все равно скоро будет суд, можем не выпускать, пока заседание не пройдет. Хотя фактически это нарушение.

В том, что в деле иркутских активистов полиция и следователи допустили множество нарушений, уверены и в аппарате уполномоченного по правам человека по Иркутской области.

В какой-то момент один сотрудник начал со мной разговаривать грубо и фамильярно, заявляя, что я занимаюсь террористической деятельностью

– Мы насчитали с Ковалевым (Владимир Ковалев, руководитель аппарата уполномоченного по правам человека в области. – РС) нарушения как минимум двух федеральных законов – «О полиции» и «Об оперативно-розыскной деятельности». Также нарушены были базовые права, закрепленные статьями Конституции РФ – на неприкосновенность личности, жилища, тайну переписки и многое другое, – рассказывает София Микитюк. – А во время моего нахождения в кабинете 217/1 на улице Лермонтова меня оставили под охраной человека, участвовавшего при задержании. На требования представиться, показать удостоверение, назвать мой статус и причину задержания, сообщить свою должность сотрудник при исполнении отказался. Потом он сказал, что его зовут Дима. Позже выяснилось, что соврал: несколько сотрудников, заходивших в кабинет, называли его Эдуардом Евгеньевичем. То есть он не только нарушил федеральный закон о полиции и об ОРД, но и обманул меня.

В этом кабинете меня удерживали против моей воли больше 6 часов, пока не начали допрос. Даже в туалет мне не разрешили выйти в одиночку, все тот же «Эдуард Евгеньевич» провожал меня до туалета и ждал при открытой двери. На вопрос «почему?», заявил, что подозревает, мол, что я могу напасть на сотрудников. До допроса в кабинет время от времени заходили люди в гражданской одежде и давили психологически, пытаясь разговорить и незаконно получить от меня информацию, которая может навредить мне или моим близким. В какой-то момент один сотрудник начал со мной разговаривать грубо и фамильярно, заявляя, что я занимаюсь террористической деятельностью. «Чем ты занимаешься, когда не призываешь людей к терроризму?» – заявил мне этот полицейский, также отказавшийся назвать свое имя. Уверял, что я прячу какой-то автомат, пытался выяснить, где этот мифический автомат. Я потребовала у них удостоверения, ФИО и должности, но они снова отказались назвать их. Заходили и другие сотрудники, требуя, чтобы я провела с ними «основательную беседу».

Только после 12 часов, по словам Софии, в кабинет зашла следователь отдела СК по Кировскому району Иркутска Шамановская (или Шамаловская) Ольга Дмитриевна. Тогда Микитюк узнала, что ее привезли в отделение как свидетеля, но по какому делу, следователь отказалась ей сказать.

– Показания давать я отказалась по ст. 51 Конституции РФ (право не свидетельствовать против себя и близких), но записала в протокол замечания о незаконности моего задержания и все нарушения. Как только мы найдем Игоря, удостоверимся, что с ним все в порядке, я обязательно обращусь с иском в суд на главу следкома Бунева и его подчиненных, а также напишу заявление на всех полицейских, присутствовавших на нашем «незадержании» и допустивших нарушения, – говорит София Микитюк.

Апрель 2016 года. Игорь Мартыненко отпущен после задержания. Накануне он был одним из организаторов акции "Стратегия 18"

Апрель 2016 года. Игорь Мартыненко отпущен после задержания. Накануне он был одним из организаторов акции «Стратегия 18»

В итоге по «религиозному» делу в минувшую субботу оказались задержаны шесть активистов: Игорь Мартыненко, София Микитюк, Дмитрий Литвин, Валерия Алтарева, Алексей Лучагин и Ринат Кумуков. По словам Микитюк, двух последних «взяли случайно», в тот день они приехали к Литвину в гости. Зато четырех оставшихся объединяет активная политическая и социальная позиция, а также тот факт, что на следующий после задержания день, 9 апреля, они собирались провести собрание по следам антикоррупционных митингов.

– Мы вчетвером были организаторами собрания. Вполне легального, кстати. Вообще вся наша оппозиционная деятельность полностью законна. Все митинги или акции, которые мы готовили, всегда согласовывались, проходили в рамках закона. Но да, мы недовольны ни действующей властью в стране, ни курсом, которым она ведет страну, – говорит София Микитюк. – Уверена, что наши задержания связаны как раз с нашей активной позицией по поводу несогласия с руководством страны.

В том, что уголовное дело об оскорблении чувств верующих притянуто за уши и призвано чисто формально наказать молодых активистов, не сомневаются ни они сами, ни юристы, знакомые с ситуацией.

Насколько я знаю, в Иркутске митинг против коррупции от 26 марта прошел достаточно спокойно, без задержаний в отличие от других регионов. Полиции за это попеняли

– В чем суть обвинения? Разместили карикатуру на Папу Римского и фотографию с неприличным жестом в сторону церкви. Сам характер действий я не комментирую, но по части 1 статьи 148 УК РФ, по которой заведено дело, нужна экспертиза, которая бы определила признаки оскорбления указанных прав, его степень. Почему экспертизы, скорее всего, нет? Просто ее проводят в рамках уже возбужденного уголовного дела. А когда его заводят, то всех участников – и свидетелей, и подозреваемого – сразу знакомят с ним. Мы же узнали о существовании такого дела лишь в субботу. За один выходной день сделать такую сложную экспертизу? Не думаю, – замечает юрист Святослав Хроменков. – А если учесть еще тот факт, что католики живут в массе своей достаточно далеко от нашего сибирского города, думаю, очевидно, что таким образом действующий режим просто дает понять, что у него есть мускулы. Насколько я знаю, в Иркутске митинг против коррупции от 26 марта прошел достаточно спокойно, без задержаний в отличие от других регионов. Полиции за это попеняли. И они постфактум нашли крайнего, а именно молодых людей, которые активно засветились в своей оппозиционной деятельности, своими либеральными взглядами.

Только в конце сегодняшнего дня, спустя почти трое суток после задержания, мама Игоря Мартыненко узнала, что дело ее сына рассматривается в Октябрьском районном суде. Игоря Мартыненко обвинили в неповиновении законному распоряжению сотрудника полиции (статья 19.3 КоАП) и приговорили к десяти суткам ареста.

Очевидцы задержания утверждают, что никакого сопротивления Игорь сотрудникам полиции не оказывал.

– Есть же видеозапись задержания, но адвокату судья не разрешила привлечь ее к делу. Как и наши показания, хотя мы готовы были свидетельствовать. Завтра будем пытаться обжаловать решение, – говорит Наталья Максианович.

Юрист Святослав Хроменков считает, что это безусловное нарушение и говорит о том, что судья «априори руководствовалась презумпцией виновности Мартыненко», отказываясь от свидетелей и видео.

– Допущено же еще одно маленькое (в сравнении со всеми перечисленными) нарушение – решение суд вынес уже после закрытия суда – в 21.30. По закону они должны были отпустить Игоря, отложив заседание до завтрашнего утра. Но, допустив нарушение покрупнее, когда Мартыненко продолжали держать под стражей после 6 утра сегодняшнего дня, они легко пошли на нарушение помельче, – полагает правозащитник Святослав Хроменков.

Источник: http://www.svoboda.org/a/28421172.html

Поделись с друзьями
Share on VKShare on FacebookEmail this to someonePrint this page

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Ну и как должен отнестись к ТАКОМУ нормальный ГРАЖДАНИН (не обыватель) с естественным чувством собственного достоинства ?
    Что касается меня: буду настаивать на рассмотрении этого вопроса во всех гос. органах, причастных не только к побуждению к наказанию виновных, но и в заполнении тех имеющихся пробелов в законодательстве, которые позволяют виновным уходить от ответственности. Но главное – привлечь к этим вопросам кремлёвских чиновников, озабоченных сейчас в первую очередь рейтингом президента перед его «перевыборами». И напишу лично Кириенко… И спасибо Святославу и всем другим иркутским коллегам ! Особенно – за побудку молодёжи.
    Но первый совет: как можно лучше ВСЕМИ ДОСТУПНЫМИ ВАМ СПОСОБАМИ ЗАКРЕПИТЕ изложенные ФАКТЫ !
    И – максимальный репост!
    М.А. Куперман 12.04.17г.
    http://pravoirk.ru/archives/9255

Comments are closed.