ХРОНИКИ ГУЛАГА-6: Мы продолжаем информировать общественность о нашей борьбе против пыток в...

ХРОНИКИ ГУЛАГА-6: Мы продолжаем информировать общественность о нашей борьбе против пыток в Карелии и других регионах России. На заключенных, которые подверглись пыткам, оказывают давление сотрудники ФСИН. Но они не сдаются и очень нуждаются в нашей поддержке.

79
0

25 мая 2017 года.

В исправительной колонии № 5 Нижнего Тагила, заключенные которой пожаловались на пытки, прошли обыски: в колонию прибыл спецназ, отменили заказанные звонки родственникам. Если вы до сих пор не знаете, что происходит в свердловской ИК-5, обратите внимание на это видео: заключенный Владимир Карпиенко рассказал о пытках и назвал конкретные имена тюремщиков-садистов. Надеемся, что и прокуратура обратит внимание на данные материалы. Информацию о пытках в колониях Свердловской области можно найти на сайте проекта “Территория пыток”. Обратите также внимание на начальника свердловской колонии, который построил на территории зоны особняк с бассейном, а деньги на роскошную жизнь брал у осужденных. Вот она — наглядная картина того, как существуют сейчас российские тюрьмы и кто получает выгоду.

26 мая 2017 года.

Из Карелии пришли свежие, майские адвокатские опросы заключённых из сегежской колонии ЛИУ-4.

Новости, на самом деле, не такие уж и плохие (как могли бы быть): все заключённые, которые находятся под опекой наших адвокатов, свидетельствуют, что с января 2017 года их перестали избивать. Жалуются заключенные в основном на другие проблемы — например, не выдают молоко, творог… Но на фоне того, что было — избиения и пытки — это кажется победой. Посмотрите опросы Артема Рухтаева, Дмитрия Чепайкина, Петра Примерина.

При этом, радоваться особенно нечему: в колонии ЛИУ-4 от должности не отстранен ни один из садистов. Расследование пыток не ведется. Кроме того, как можно заметить по адвокатским опросам, ситуация начала ухудшаться с мая. То есть, с того момента, как скандал по поводу пыток стал затихать. Если в конце концов никто из садистов не будет снят (и прежде всего, начальник УФСИН Карелии А. В. Терех) ситуация останется такой же, как и была: людей будут пытать и избивать, потому что те же садисты останутся на своих местах.

29 мая 2017 года.

В сети появилась информация об издевательствах над заключенными, которые происходят в СИЗО-4 по Кемеровской области. Издевательство в виде “игры в лошадку” описала в своем сообщении на Facebook  эксперт движения “За права человека” Лариса Захарова.

По ее информации, на заключенных-“первоходах” сотрудники в прямом смысле слова по коридору катаются, как на лошадях, и заставляют кричать «иго-го». Некоторых заключенных, по информации Ларисы Захаровой, избивают, держат в холодных камерах без одежды и матраса, насильно применяют к ним психотропные вещества. Это, в частности, случилось с заключенными Кириллом Л., Андреем К., Александром С. В настоящее время движение “За права человека” занимается поиском адвокатов для обеспечения юридической помощи данных заключенных.

31 мая 2017 года.

Адвокат Максим Камакин написал жалобу на начальника медицинской части колонии ИК-7 по республике Карелия — В.С.Теремецкого, который не исполняет своих обязанностей и не оказывается медицинскую помощь сидельцам (как следует из показаний заключенных Габзаева и Мгояна). По нашей информации, когда в ноябре 2016 года в Карелии начался скандал в связи с избиением заключенных, Теремецкий был сильно испуган, обходил заключенных и спрашивал у каждого: «Ну, вы же ко мне претензий не имеете? Вы же не будете против меня свидетельствовать?» А сейчас — осмелел, угрожает заключенным. Будем принимать меры.

Тем временем адвокат “Агоры” Виталий Черкасов, который также занимается оказанием правовой помощи заключенным в ИК-7, готов писать жалобы на почтовую службу колонии. Он указал в Facebook, что начальник ИК-7 Сергей Коссиев незаконно (есть прокурорское представление) отказал четырем осужденным в оформлении доверенностей. Адвокат Черкасов подготовил жалобы на это от имени осужденных для подачи в прокуратуру и отправил им заказными письмами. Получил почтовые уведомления — с отметкой инспектора ИК-7 о приеме писем. Но до осужденных эти письма так и не дошли. «Потеряли», — таким было оправдание уфсиновцев. Таким образом в ИК-7 покрывают даже не столь значительные нарушения, не давая заключенным писать жалобы и коммуницировать с адвокатами.

Напомним, что в карельских колониях также не отстранен от службы ни один из предполагаемых садистов, на которых писали заявления заключенные. Уволен был только А.А.Серов, ответственный за “утечку” информации о пытках из колонии.

1 июня 2017 года. 

Новость из ряда вон выходящая: у фонда “В защиту прав заключенных” заблокировали  телефон горячей линии. Как пояснили в офисе компании-оператора МТС, блокировка произошла по просьбе одного из московских следственных изоляторов. Примечательно, что на горячую линию фонда регулярно поступали звонки от заключенных, которые жаловались на избиения и пытки в местах лишения свободы. Мы будем выяснять обстоятельства произошедшего.

2 июня 2017 года.

В колонии ИК-1 по республике Карелия побывал адвокат Константин Маркин и выяснил, что от его подзащитных требуют писать заявления с отказами от юридической помощи. Маркин помогает заключенным составлять жалобы на условия содержания в колонии и собирает информацию об избиениях, пытках и рабском труде заключенных.

Одного из доверителей к Маркину не выводят — говорят, что тот написал отказ. Сам отказ, однако, не демонстрируют, несмотря на требования адвоката. По информации других заключенных, этот человек вскрыл вены, и именно поэтому его не показывают адвокату. Маркин написал жалобу в прокуратуру, а движение “За права человека” поставило в известность  главу СПЧ Михаила Федотова и сотрудников главка ФСИН в Москве.

Подчеркнем, что в колонии ИК-1 также не отстранен от исполнения обязанностей ни один из сотрудников ФСИН, которых мы подозреваем в применении насилия к заключенным (имеются адвокатские опросы заключенных).

5 июня 2017 года.

В ИК-7 по республике Карелия начался суд над заключенным Хазбулатом Габзаевым, которого обвинили в нападении на сотрудников ФСИН после того, как он пожаловался на пытки в ноябре 2016 года. Интересы Габзаева представляет адвокат Максим Камакин, который сотрудничает с движением “За права человека”.

Камакин в интервью интернет-изданию 7×7  подчеркнул, что во время судебного заседания было грубейшим образом нарушено право Габзаева давать свои объяснения и показания на родном языке (Хазбулат — уроженец республики Чечня, и владеет чеченским языком лучше, чем русским). “Судья разъяснила право давать объяснения и показания на родном языке, однако возможность их реализации не была предоставлена”, — прокомментировал Максим Камакин судебное заседание. Те объяснения, которые Габзаев давал в суде на родном языке, не фиксировались, потому что отсутствовал переводчик. При этом в ходе заседания суда было принято решение отправить Габзаева на обследование и лечение в больницу в Санкт-Петербурге. И мы считаем это нашей маленькой победой, ведь Габзаеву наконец-то будет оказана медицинская помощь (которую так давно не оказывал ему Теремецкий В.С.).

О том, что будет происходить с нашими подопечными, читайте в следующих рассылках.

Наш проект «Территория пыток» направлен не только и не столько на помощь конкретным заключенным, пережившим пытки, сколько на изменение самой системы исполнения наказаний. Но мы продолжаем защищать заключенных еще и потому, что они, в первую очередь, — люди. И на их месте (благодаря судебной системе) может оказаться каждый, в том числе — и ваш родственник или друг.

С уважением,
Конгресс интеллигенции
Источник: https://nowarcongress.com
Поделись с друзьями
Share on VKShare on FacebookEmail this to someonePrint this page

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ


*