Публикуем отчет с прошедшего сегодня суда по обжалованию признания обыска законным, на...

Публикуем отчет с прошедшего сегодня суда по обжалованию признания обыска законным, на этот раз в жилище журналистки Валерии Алтаревой.

157
0

— Лера, Лера, каковы твои впечатления от прошедшего суда?
— Хочется помыться.

Итак несколько мемасов, вдохновленных сегодняшним судом для затравочки:
«Нет — суда ответ.»
«Пэйн, я прав не чувствую! У тебя их нет, Буба!»
«Блэт, судья.»

Приставы потихоньку теряют человеческий облик, все больше хамят и выпендриваются, обыск на входе в суд становится все более подробным.
— А что в мешочке? Наркотики? Или вы их дома оставляете?
— Я не употребляю.
— Запрещенные предметы есть? Колющее-режущее, баллончик?
— Оставила дома. Пришлось подвергать свою жизнь опасности больше обычного, чтобы попасть в суд.
— Вы что? Нашей страны боитесь?

О. А вы, что, не боитесь? Тогда почему обыскиваете, милсдарь?

Что бы такого отжать на входе в суд, таки нашли — временно прикарманили мой походный столовый набор ложко-вилок.
«Ложку забрали, но говна поесть все же пришлось.»

Заседание начинается на полчаса позже заявленного времени. Заходим в зал, на этот раз суд заблаговременно подготовился, выделил нам зал побольше с достаточным количеством мест для слушателей. Из всех судей, рассматривавших жалобы по этому делу, мне досталась самая эпичная. Агрессивно настроенная женщина в годах, которая первым делом в грубой манере приказала (именно приказала, да) всем, кто зашел в зал, убрать телефоны, «чтобы я их не видела, иначе выгоню». Как здорово вернуться на школьную скамью после стольких лет. Только это совсем не школьная скамья, а я и слушатели — не школьники. А полноправные граждане своей страны, к которым по какой-то причине судья проявила высокую степень неуважения и мне показалось, что даже долю хамства. В течение заседания она несколько раз прервалась, чтобы в отвратительно властном тоне «осадить» слушателей, приказав им не шуметь (хотя никто не разговаривал, только ерзали на лавке, и у одного человека в руках была газета). Этот высокомерный властный тон может и кажется человеку, его использующему, символом какой-то привилегированности, но на самом деле — унижает его. И мне было неприятно смотреть на то, как судья — человек по идее символизирующий справедливость, человек, к которому положено обращаться «ваша честь», ведет себя подобно школьной уборщице, недовольной тем, что кто-то ходит по вымытому полу.
Хочу отметить, что молодой человек, к которому судья обратилась с требованием убрать телефон, находится в статусе журналиста и требование судьи было незаконным. Не смотря на вступивший в силу недавно закон, ограничивающий трансляции судебных процессов, текстовые трансляции он не запрещает и не ограничивает, а также не требует уведомлять о ведении таковых.
«И напоследок: судьи, как и СМИ, несут профессиональную ответственность за нарушение правил законодательства о трансляции. Намеренное создание условий, ограничивающих или исключающих доступ журналистов к открытому судебному заседанию, а также препятствование фиксации процесса свидетельствует о нарушении профессиональной этики. Об этом говорит пункт 23 постановления Верховного Суда, за что ему большое спасибо.» http://jrnlst.ru/osobennosti-sudebnogo-onlayna
А требование убрать телефоны является именно случаем препятствования фиксации процесса.
После формальных моментов, установления личности и проч. мы перешли к прениям. Мне предоставили право зачитать свои аргументы. Как только я начала это делать, судья прервала меня, утверждая, что я записываю процесс на камеру. Судья сказала, что видит мой телефон, который спрятан в поясной сумке с включенной записью. Забавная ситуация, учитывая, что свой телефон перед началом заседания я передала одному из слушателей, чтобы тот вел текстовую трансляцию. Я объяснила судье, что она проявляет излишнюю подозрительность. Та, к сожалению, за необоснованное обвинение не извинилась.

Пока я читала свою речь, меня из официальных лиц слушал разве что судебный пристав, искренне пытаясь понять, что же тут происходит. Судья и прокурор сидели со скучающим отстраненным видом.
После, подводя итоги и конкретизируя претензии, выступил мой адвокат.

Наши аргументы и ответы прокурора:
1. Было ограничено мое право на защиту, через недопущение адвоката.
* Права были разъяснены, о чем свидетельствует заявителя подпись.
(Магия приравнивания зачитывания прав к предоставлению возможности их реализовать.)
2. Отсутствие в материалах дела документа передачи полномочий проведения обыска от следователя Татарова (который вынес постановление на обыск) следователю Дворко (который его собственно проводил).
* Создана СОГ, это значит, что дополнительные документы передачи полномочий не требуются.
3. Выражение мной в протоколе обыска недоверия к понятым. И отсутствие приложенных к делу документов удостоверяющих их личность.
* Понятые присутствовали, их данные записаны.
(Про выражение недоверия ответа нет, на то, что документы не приложен тоже как-то пофиг.)
4. То, что я не была вызвана в суд первой инстанции для дачи показаний.
* Нет ответа.
5. Была нарушена безопасность источников, с которыми я работаю в силу профессиональной деятельности.
* Статус журналиста не дает никаких привилегий в УПК. Сведения, полученные в ходе следствия, не будут разглашены.
(Право на защиту профессиональной тайны идет лесом).
6. Незаконность привлечения специалиста, отсутствие каких-либо действий его как специалиста.
* Специалист должен участвовать, когда изымаются технические средства.
7. Немотивированность проведения обыска вообще и проведения обыска через процедуру вынесения постановления следователем, которая используется в случае необходимости обыска безотлагательно.
* Обыск проводили потому, что я знакома с обвиняемым и имелись основания предполагать, что доказательства преступления могут находиться на моих носителях и, что они могут быть уничтожены.
(А какие именно основания так предполагать, почему-то в очередной раз не сообщают. Т.е. снова не ответили на вопрос о мотивировке.)

Суд отклонил мою апелляционную жалобу, оставив в силе решение суда первой инстанции о законности проведенного в моей квартире обыска.
Удивлена? Нет.
Расстроена? Нет. Так как и не ждала правового решения по этому процессу.
Слегка озадачена поведением судьи и игнорированием прокурором нескольких моих аргументов и отсутствием прямого ответа на некоторых из них.

Источник: https://www.facebook.com/groups/229939717484182/?notif_t=added_to_group_reminder&notif_id=1497099695167192

Поделись с друзьями
Share on VKShare on FacebookEmail this to someonePrint this page

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ