«Вечер в хату»: насколько опасна субкультура АУЕ

«Вечер в хату»: насколько опасна субкультура АУЕ

222
0

МОСКВА, 19 июл — РИА Новости, Ирина Халецкая. В социальных сетях можно найти множество групп, в названии которых встречается аббревиатура АУЕ. Означает «арестантский уклад един» или «арестантско–уркаганское единство», но подписчики этих групп — вовсе не заключенные или члены криминального мира. В большинстве своем это подростки 13-18 лет. Вдохновленные  «блатной романтикой», они высмеивают полицейских, почитают воров в законе и постят «глубокомысленные» лозунги вроде «Брат за брата — такое за основу взято». Почему субкультура АУЕ стала популярна в интернете и как это может отразиться на будущем подростков — в материале РИА Новости.

Само понятие АУЕ впервые возникло в конце 90-х. Уже тогда подростки разных городов России собирали осужденным деньги в «общак» (сбор средств на воле для поддержки преступников, отбывающих срок, под присмотром авторитета). Тех же, кто не хотел в этом участвовать или не мог за себя постоять, унижали, били и изгоняли из дворового квазикриминального «братства». Идеология не столько пропагандировала воровство и бандитизм, сколько отождествляла тюремные понятия с силой и мужеством, настоящей дружбой и заботой о родных. Но некоторые заигрывались и в действительности едва ли не со школьной скамьи начинали совершать преступления, попадая в итоге в тюрьму.

«Цени друзей — не верь закону»

В начале 2010-х маргинальная субкультура провинциальных городских окраин внезапно получила второе дыхание — теперь уже в социальных сетях. Контент создают сами подростки, выдумывая емкие фразы, добавляя их к эффектным фотографиям автомобилей, оружия, девушек. «Цени друзей — не верь закону. Людскому ход — ворам свободу», — пишет администратор в одной из групп с численностью почти 200 тысяч человек, на что в ответ ему пишет комментарий подросток 2002 года рождения: «Я воровское уважаю, а мусорское презираю. Пусть мент вора не закрывает, а вор живет и процветает!», а ниже другой участник (еще младше) добавляет: «Главное, чтоб когда мы поднялись, не забывали, с кем на воду мелочью скидывались, брат».

Страница группы «АУЕ» в соцсети «ВКонтакте»

«Хочу поинтересоваться — можете ответить, что думаете о рэпере, который до тюрьмы набил на шее скрипичный ключ. У него за это спросят?» — пишет подросток Святослав. Возраст в его профиле скрыт, но на вид по фото не дашь больше 17 лет.

Взрослые в группах тоже есть: в одном из сообществ  30-летний Павел Дубцов (имя изменено) спрашивает, приемлемо ли обмануть пенсионеров по телефону на деньги? На что ему отвечают, что не по понятиям «стариков щипать» (грабить. — Прим. ред.).

Помимо мемов, цитат и прочего соцсетевого контента, в некоторых группах есть возможность познакомиться с заключенным или заказать одежду с символикой АУЕ.

Опасные для общества

Взлет субкультуры АУЕ привел к тому, что в 2014 году депутаты Госдумы предложили установить административную ответственность за распространение информации, создающий героический ореол вокруг преступников, в том числе и в соцсетях. Но законопроект оказался сырым, потому что в список нарушителей теоретически мог попасть любой таксист, слушающий шансон по радио, и как наказывать за романтизацию образа вора, авторы инициативы толком не знали. Законопроект отклонили в первом чтении.

Работа участкового уполномоченного Коелгинского сельского поселения Челябинской области

В 2015-м аббревиатура АУЕ прогремела в новостях. Стало известно, что педагог детдома № 1 в Чите Елена Смолина унижала воспитанников и издевалась над ними. Члены Совета по правам человека при президенте РФ (СПЧ) отправились в Забайкальский край для проверки, проехали по районам и заключили, что проблемных детей в регионе, в особенности на периферии, захватила тюремная субкультура. Позже член СПЧ Яна Лантратова указала, что воровская романтика набрала популярность и в 17 других российских регионах, среди них Бурятия, Челябинская, Ульяновская, Тверская, Московская области и Ставропольский край.

Губернатор Забайкальского края Наталья Жданова в ответ заявила, что журналисты и общественники искусственно раскручивают тему ради личного пиара. А глава УМВД по краю Роман Деев подчеркнул, что никакого организованного движения в Забайкалье нет — есть подростковая преступность, с которой пытаются бороться, но она не имеет отношения ни к каким субкультурам.

Про АУЕ забыли до мая 2017 года, когда челябинские подростки на фестивале красок Холи накинулись на автомобиль полиции и закидали его краской. На видео, снятом участниками веселья, слышно, как подростки кричат «АУЕ!» и оскорбляют представителей правоохранительных органов. После этого Русский академический фонд предложил уполномоченному по правам ребенка в России Анне Кузнецовой подумать над тем, как ограничить доступ подростков к группам с арестантской тематикой в интернете. Еще через месяц активисты Союза добровольцев России направили письмо главе Следственного комитета России Александру Бастрыкину с просьбой пресечь проникновение любой информации, связанной с «блатной» идеологией. По мнению добровольцев, распространение АУЕ среди подростков в соцсетях выглядит как призыв к насилию, но уже в реальной жизни

Криминал — это не шутки

Доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН Дмитрий Громов считает, что мода на АУЕ, развивающаяся в интернете, не имеет ничего общего с профессиональным криминалом. По его словам, реальным преступным деятелям невыгодно выставлять свой образ жизни напоказ и тем более приобщать молодое поколение через соцсети. Криминал, как и деньги, любит тишину.

«Поэтому АУЕ в Интернете — это не более чем страшилка, забава. Сверстники, общаясь между собой на подобные темы, просто используют их как повод для общения, и едва ли такая страшилка выйдет за рамки разговоров», — говорит Громов.

Знакомство подростка с субкультурой АУЕ в интернете вряд ли хоть как-то подтолкнет его к выбору криминальной деятельности, уточняет Громов, а вот те, кто склонен к насилию, могут найти «вдохновение» в любых источниках: «И в романе Достоевского «Преступление и наказание», и в пьесе Шекспира «Гамлет» рассказывается об убийствах, которые совершили молодые люди. Но никому, к счастью, в голову не приходит в голову заявить, что чтение классики пропагандирует преступную деятельность среди читающей молодежи».

Сельский участковый беседует с учащимся средней школы

АУЕ делает взрослее

С Громовым не согласна член Европейской конфедерации психоаналитической психотерапии Эльза Сулугаева. Она, напротив, уверена, что группы с АУЕ-тематикой вполне могут оказать негативное влияние на психику подростка и подтолкнуть его к преступлению.

«Дело в том, что подростковый период — сложный, когда происходит обесценивание родительских фигур. И уже не дети, но и еще не взрослые, ищут другие примеры для подражания. В наше время общество поклоняется Золотому Тельцу (символ богатства, власти золота, власти денег. — Прим. ред.), а воровская тематика всегда в России была символом крутости — раз боятся, значит, уважают. Если какой-то крутой парень покажет, что можно заработать деньги путем поборов, вымогательств, то подростку легко будет пойти на преступление. Тем более если в семье нет понимания, поддержки и принятия изменений, происходящих с ребенком», — говорит Сулугаева.

«Подросток, не имеющий никаких увлечений в жизни, скорее захочет быть мнимым криминальным героем, нежели заниматься рутинной учебой. Но когда он повзрослеет, то осознает, что вместо получения знаний он бесполезно проигрался в «авторитета» и больше ничего делать не умеет».

Источник: РИА Новости

Поделись с друзьями
Share on VKShare on FacebookEmail this to someonePrint this page

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ