ОНК закрываются от правозащитников

ОНК закрываются от правозащитников

40
0

Правозащитная деятельность большинства переизбранных ОНК стала малозаметной. Фото с сайта www.fsin.su

Спешить с довыборами контролеров за тюрьмами никто не собирается

Общественная палата (ОП) не определилась с донабором в общественные наблюдательные комиссии (ОНК). Соответствующий список регионов должен был появиться к сентябрю, но пока о нем ничего не известно. При этом, пока правозащитники беспокоятся о затягивании процесса, многие ОНК выступили против появления в их составах новых коллег.

Закон о довыборах в ОНК принят Госдумой, но его реализация отложена на неопределенный срок. Члены президентского Совета по правам человека (СПЧ) и ОП не могут договориться о процедуре выдвижения кандидатов. СПЧ выступает против того, чтобы ОНК сами решали, нужны ли им новые члены. Там объясняют это так: многие ОНК уже сформировали руководство в основном из силовиков, а потому не захотят видеть в своих рядах настоящих правозащитников.

Но ОП придерживается иного мнения, оттуда уже разосланы письма с предложением к ОНК высказать мнение об оптимально необходимом количестве членов.

И, как выяснила «НГ», только 29 ОНК дали согласие на свое расширение, а 39 оказались категорически против. Любопытно, что среди отказников, к примеру, Челябинская область, где избрано всего лишь 20 наблюдателей из 40 возможных.

По словам правозащитника Андрея Бабушкина, именно из этого региона все время поступают сигналы о нарушении прав заключенных. «Если же заглянуть на их сайт, то там бурная полемика старого и нового состава ОНК о работе друг друга. А вот отчетов о посещении колоний и СИЗО почему-то нет», – подчеркнул он.

Против пополнения своего состава выступила и ОНК Свердловской области, хотя в ряд местных колоний эта комиссия в последний раз заглядывала лишь в прошлом году. Отрицательный ответ поступил и из Красноярского края. В составе местной ОНК всего 21 человек, а нагрузка на нее только увеличилась – за наблюдателями закреплены также и пенитенциарные учреждения Иркутской области. При этом, согласно отчетности, эта ОНК еще ни разу так и не побывала в колониях Норильска.

По словам члена Московской Хельсинкской группы Валерия Борщева, ОП сформировала ОНК таким образом, что в них фактически не осталось правозащитников. Сейчас в их состав делегированы бывшие работники МВД, ФСИН, прокуратуры, а также прежние члены ОНК, которые, по его словам, откровенно забивали на свою работу. Они и препятствуют появлению новых членов.

Однако, не сомневается правозащитник, все дело в том, что власти изначально взяли курс на ликвидацию общественного контроля. Донабор, являющийся последним этапом в формировании ОНК, мог бы стать либо «работой над ошибками», либо очередной профанацией.

И тот факт, что ОП тянет с решением, может как раз говорить о том, что чиновники наконец добились своего: «Есть опасения, что ОП продавит свою позицию – и многие региональные ОНК откажутся от новых членов». Борщев отметил, что когда изначально речь шла о скорейшем донаборе, ОП обещала составить соответствующий список регионов к началу сентября. «Списков нет. А палата ведет разговоры по поводу процедуры выборов, не решая настоящих проблем. Недавно несколько правозащитников пытались оспорить свое невключение в ОНК. Они, конечно, проиграли, но в суде выяснилось, что ОП нарушала регламент. А именно предложения рабочей группы, где состоят члены СПЧ и сотрудники аппарата уполномоченного по правам человека, даже не рассматривались, что есть серьезное нарушение», – рассказал «НГ» Борщев.

В СПЧ отмечают, что при назначении новых членов ОНК по-прежнему не учитываются ни опыт правозащитной деятельности, ни мнение той самой рабочей группы, ни рекомендации прежних контролеров. К примеру, член ОП от Республики Крым Иван Абажер призвал уделить особое внимание составу местной ОНК, которая была сформирована чуть более месяца назад. По его словам, в нее были выдвинуты 23 кандидата от никому не известных организаций, которые «явно не являются представителями общественности». При этом собрать заседание комиссии до сих пор не удалось, так как «нет телефонов вновь назначенных членов ОНК».

Кстати, еще одно основание для противоречий между ОП и СПЧ – это доступ к персональным данным наблюдателей. «Действительно, разгорелись споры вокруг данных. К примеру, члену рабочей группы показывают папку на конкретного кандидата. Но, чтобы он мог ее посмотреть, от него требуют написать бумагу о неразглашении. Но каким образом данные, характеризующие кандидата, могут составлять тайну? Они, наоборот, должны быть доступны всем», – подчеркнул Борщев.

Екатерина Трифонова
Корреспондент отдела политики «Независимой газеты»

Источник: http://www.ng.ru/politics/2017-08-31/1_7063_onk.html

Поделись с друзьями
Share on VKShare on FacebookEmail this to someonePrint this page

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

*