Проведение дополнительных доследственных действий по пыткам и жестокому обращению в СИЗО-6

Проведение дополнительных доследственных действий по пыткам и жестокому обращению в СИЗО-6

148
0

В ходе осуществления общественного контроля ИРПОО «Сибирь без пыток» были получены сведения о совершении действий, имеющих признаки преступлений.

В настоящее время указанные ниже кейсы жертв пыток и жестокого обращения находятся в производстве СО г.Ангарска, очередное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела отменено и проводятся дополнительные доследственные действия.

Сегодня, 20.09.2017 г., дали объяснения по всем указанным ниже делам, нанесении побоев, истязаний заключенных, причинении телесных повреждений разработчиками, сотрудниками правоохранительных органов а именно (информация публикуется согласно объяснениям заявителей):

1)Согласно суточной ведомости учета лиц, временно доставленных в СИЗО-6 за время с 13.02.2015 г. по 14.02.2015 г. А. прибыл в СИЗО-6 г.Ангарска 13.02.2015 г.

В соответствие с карточкой заключенного А. прибыл из ИВС г.Усолье-Сибирское 13.02.2015 г., убыл обратно 25.02.2015 г., возвратился 06.03.2015 г., убыл в ИВС 10.03.2015 г., возвратился в СИЗО 17.03.2015 г., убыл 24.03.2015 г., возвратился в СИЗО 27.03.15 г.

Указанные даты убытия и возврата подтверждаются Журналом осмотра убывающих и прибывающих этапов в ИВС, где также зафиксировано, что на каждую дату прибытия А. в СИЗО телесные повреждения у заявителя отсутствовали.

Следовательно, имеющиеся телесные повреждения, зафиксированные Актом медицинского освидетельствования, были получены А. во время нахождения в СИЗО-6.

Согласно медицинской справке от 14.10.2015 г., выданной начальником мед.части СИЗО-6 К.Е.Мартыновым каких-либо телесных повреждений в период содержания под стражей у А. зафиксировано не было.

В связи с тем, что Актом медицинского освидетельствования А. № 2601 от 16.04.2015 г. установлена давность нанесения повреждений от 8 до 14 суток, полагаю, что в ходе содержания под стражей телесные повреждения А. врачем СИЗО не описывались и в указанные документы сведения об их наличии не вносились.

Согласно Акту медицинского освидетельствования № 2601 от 16.04.2015 г., выданному Иркутским областным Бюро судебно-медицинских экспертиз, после освобождения А. из ФКУ СИЗО-6 г.Ангарска у него обнаружены следующие телесные повреждения, объективный осмотр:

— в поясничной области слева имеются глубокая ссадина полосовидной формы в косо-вертикальном направлении, размером 3х0,2 см. под коричневой корочкой выше уровня кожи, отпадающей широкой полосой.

В соответствие с Заключением повреждение в виде ссадины полосовидной формы в поясничной области слева причинено действием твердого предмета с четко ограниченной поверхностью, сроком давности причинения в пределах 8-14 суток на момент освидетельствования о оценивается как не причинившее вреда здоровью.

Таким образом, достоверно установлено, что А. был задержан по подозрению в совершении правонарушения в ночь с 05 на 06 февраля 2015 г. и с этого времени находился под контролем государства, и, в период содержания под стражей в СИЗО-6 г.Ангарска ему были причинены телесные повреждения неустановленными сотрудниками учреждения.

2) 22.10.2014 г. во время около 3-4 часов ночи Б. был задержан сотрудниками полиции г.Ангарска и доставлен в ОП-1, где он пробыл в течение 13-15 часов и после перевозки в другое отделение полиции. Там его завели на 3 этаж четверо оперативников, связали пищевой пленкой от ног до головы, положили на три стула и подцепили провода к пальцу и к телу на спине в районе поясницы и включили в розетку. После чего одели противогаз и продолжили бить током, после 10 минут пыток развязали. При этом ему говорили, чтобы он еще сознавался в совершенных им преступления ранее в г.Ангарске: просили сознаться в краже 38 эпизодов литья с автомашин, что он отказался сделать. После чего его увезли обратно в ОП-1 г.Ангарска.

Далее 22.10.2014 г. заявителя привезли в ИВС г.Ангарска, где он пробыл 2 дня, а 24.10.2014 г. после санкции суда этапировали в ФКУ СИЗО-6 г.Ангарска для содержания под стражей.

По прибытию в СИЗО-6 заявитель был избит сотрудника учреждения и помещен в карантин, где пробыл 2 дня, а на третий день его перевели в камеру № 67 на новый корпус СИЗО-6, где находилось 9 человек во главе с (Ф.И.О. представлено в следственные органы)  по кличке «Пан». Как только Б. зашел в камеру № 67 указанные лица сразу же уронили его на пол, связали по рукам и ногам простынями и унесли на кухню, после чего начали бить по ступням связанными в один пучок проводами, пихали иголки под ногти среднего и безыменного пальца. В таком положении он провел трое суток, потом его развязали, потому что он сознался и привязывали только на ночь. При этом, его заставили подписать бумаги о том, что он добровольно сознается в совершенном преступлении, что его изнасиловали. При этом шантажировали, что если он расскажет о  перенесенных пытках, то подписанные бумаги предадут огласке. В указанной камере заявитель находился полторы недели и ему поставили условие, либо он пытает других заключенных, либо его изнасилуют. Из-за отказа его били каждый день руками, ногами и палками. При этом сотрудники ФКУ СИЗО-6 г.Ангарска видели, что Б. связан и избит, но ничего не делали. Одновременно при этом, примерно через неделю, ноги от побоев загнили, появились повреждения кожи на ступнях, гной, кровь с гноем, появились дыры в ногах, через которые он мог увидите кости ноги. Ноги от пальцев по щиколотку почернели и заявителя перевели в медицинский блок, в котором поставили диагноз обморожение. Там его лечили в течение месяца. В феврале 2015 г. он освободился.

Таким образом, достоверно установлено, что с молчаливого согласия или попустительства сотрудников СИЗО-6, как равно в связи с проявленным бездействием сотрудников, в отношении Б. применялись пытки и истязания со стороны иных заключенных, а сами сотрудники СИЗО тем самым злоупотребили своим служебным положением.

3) 22.10.2014 г. во время около 3-4 часов ночи Б. был задержан сотрудниками полиции г.Ангарска и доставлен в ОП-1. При задержании на него было оказано психическое и физическое воздействие. В ходе нахождения в ОП-1 к задержанному применялись недозволенные методы ведения расследования. 24.10.2014 г. к нему применили меру пресечения в виде содержания под стражей, после чего этапировали в СИЗО-6 г.Ангарска, поместив в карантин. Там, на второй день, сотрудники СИЗО-6 начали его бить за доклад. На третий день его повели фотографироваться, где вновь применили физическую силу, после чего, вечером, его подняли на 2 этаж в камеру № 68 на новый корпус СИЗО. Не успев переступить порог камеры заявителя уронили на пол и связали, а также завязали глаза. После чего куда то понесли. Потом с ним начали вести диалог лица, которые выбивали из него показания в совершении преступлений в период с 2012 по 2014 года. Били его подошвой от кирзового сапога, плеткой, а также ремнем с намотанной на конец железной пластиной, по ногам. После чего стали подключать к розетке на прямую через провода от СЗУ (зарядного устройства), пинали. Находился заявитель там полторы недели. В течение этого времени его периодически били, угрожая изнасилованием, а также заставляли написать бумагу о том, что его уже изнасиловали. При этом угрожали, что если он кому-нибудь расскажет, то она всплывет. Разрабатывал заявителя (Ф.И.О. представлено в следственные органы)  и  (Ф.И.О. представлено в следственные органы). Все это время сотрудники СИЗО наблюдали как заявителя пытают и ничего не делали. Медик по проверке видел телесные повреждения, но не реагировал, а списал все на стрептодермию.

Таким образом, достоверно установлено, что с молчаливого согласия или попустительства сотрудников СИЗО-6, как равно в связи с проявленным бездействием сотрудников злоупотребивших тем самым своим положением, Б. был избит и подвергся истязаниям со стороны иных заключенных.

4) Б. был задержан в г.Усолье-Сибирское 8 марта 2015 г. После задержания от находился в Городском отделе полиции, где к нему применялись недозволенные методы ведения расследования. В ходе содержания под стражей в СИЗО-6 г.Ангарска он был неоднократно избит другими заключенными-прессовщиками и сотрудниками учреждения. Заявителя вынуждали признаться в преступлении или дать показания на тех, кто мог совершить преступление.

В результате, согласно Акту медицинского освидетельствования № 2600 от 16.04.2015 г., ему были причинены следующие телесные повреждения: на волосистой части головы (теменная область, по средней линии головы и на 6 см. выше от линии границы волосистой части головы в проекции лба) имеется рана звездчатой формы с размерами лучей от 2х0,3 см. до 0,5х0,2 см. под струпом коричневого цвета, отпадающего по краю широкой полосой, без гнойного отделяемого, кожные покровы вокруг раны с участием осаднения. На передней части поверхности нижней трети левого предплечья кровоподтек неопределенной формы 6х5 см. желто-зеленого цвета. На задней поверхности средней трети правой ушной раковины кровоподтек неопределенной формы 1,5х1 см. желто-багрового цвета. На задней поверхности правого локтевого сустава (4), на задней поверхности левого локтевого сустава (2), на передней поверхности верхней трети голени (1) ссадины неопределенной формы размерами от 1,5 на 1 см. до 0,6х0,5 см. под коричневыми корочками выше уровня кожи, отпадающей широкой полосой. На передневнутренней поверхности нижней трети правого бедра кровоподтек неопределенной формы 3х2 см. желто-зеленого цвета.

В соответствие с Заключением повреждение в виде раны на волосистой части головы могло быть при чинено действием твердого тупого предмета с ограниченной поверхностью, сроком давности причинения в пределах 8-14 суток на момент освидетельствования и оценивается как причинившие легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья сроком до 3 недель. Повреждения в виде кровоподтеков на левом предплечье, на правой ушной раковине причинены действием тупых твердых предметов с ограниченной поверхностью сроком давности причинения в пределах 8-14 суток на момент освидетельствования и оцениваются, как не причинившие вреда здоровью. Повреждения в виде ссадин на локтевых суставах, левой голени причинены действием тупых твердых предметов, сроком давности причинения в пределах 8-14 суток на момент освидетельствования и оцениваются как не причинившие вреда здоровью.

Таким образом, в отношении Б. допущены превышения должностных полномочий и злоупотребление служебным положением со стороны сотрудников, побои и истязания со стороны других заключенных.

5) И. был также задержан осенью 2014 г. в г.Усолье-Сибирское. По его словам, после задержания он подвергался побоям и истязаниям со стороны разработчиков в ИВС г.Усоль-Сибирское, а также, после применения к нему меры пресечения в виде содержания под стражей жесткому обращению со стороны сотрудников СИО-6 г.Ангарска.

Таким образом, полагаю, что в отношении него совершены действия имеющий признаки преступлений предусмотренных статьями 116, 117 УК Российской Федерации — побои и истязания со стороны иных заключенных, статьями 285, 286 УК РФ — со стороны сотрудников СИЗО.

6) К. был задержан в г.Иркутске 26.09.2014 г. После чего его поместили в ИВС г.Усолье-Сибирское, а потом в СИЗО-6 г.Ангарска. В период содержания под стражей его били сотрудники учреждения. Били деревянной киянкой по разным частям тела, головой о стенку, ладошками и кулаками по печени и в пах. Осматривающий медик СИЗО-6 имеющиеся телесные повреждения не заносил в карточку.

Тем самым, в отношении заявителя были совершены действия имеющие признаки преступлений предусмотренных статьями 285, 286 УК Российской Федерации.

Таким образом, исходя из сведения предоставленных разными заявителям информации относительно нарушения их прав в различное время в период в 2014-2015 г. в ходе содержания под стражей в ФКУ СИЗО-6 г.Ангарска, в учреждении может быть создана устойчивая преступная группа, состоящая из заключенных и сотрудников учреждения. Действия указанной группы направлены на реализацию интересов оперативных служб, выраженных в применении недозволенных методов ведения расследования с целью получения информации о совершенных преступлениях,  а также с целью склонения других заключенных в самооговоре себя с совершении преступлений. С указанной целью заключенные подвергают других заключенных побоям и истязаниям, а также, из ложно понимаемых интересов службы, сотрудники СИЗО применяют к заключенным жестокое обращение и пытки, причиняя телесные повреждения превышают свои полномочия и, проявляя бездействие, выраженное в не пресечению преступных действия заключенных, злоупотребляют своими  полномочиями.

При этом в соответствие с позицией Европейского суда по правам человека обязанность по доказыванию факта получения телесных повреждения не в результате действий сотрудников органов государственной власти возложена на государство, в данном случае, в лице ФКУ СИЗО-6 г.Ангарска.

Это прямо говорит Европейский суд по правам человека в п. 61 Постановления Европейского Суда по правам человека по делу Аксой против Турции, п.31, п.34 Постановления по делу Рибич против Австрии, п. 50 Постановления Европейского суда по правам человека по делу Менешева против Российской Федерации. В данных постановлениях указывается, что обязанность доказывания факта получения истцом телесных повреждений не в результате каких-либо действий сотрудников милиции возлагается на ответчика и именно он должен достоверно объяснить возникновение у истца полученных повреждений.

Исходя из толкования Европейским Судом по правам человека положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, данных им в ряде постановлений и подлежащих применению в настоящем деле, факт невыявления в процессе внутреннего расследования незаконности действий сотрудников органов правопорядка и даже оправдание сотрудника органов правопорядка судом, связанным принципом презумпции невиновности, не освобождает государство от ответственности по Конвенции (п. 30, п. 34 Постановления по делу Рибич против Австрии).

В результате применения пыток, жестокого обращения и незаконных методов ведения расследования, были нарушены ст.ст. 3 «Запрещение пыток», 5.3 «Право на неприкосновенность личности» и 6.1 «Право на справедливое судебное разбирательство» Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ЕКПЧ), см.: Дело Калашников против России (жалоба N 47095\99) Решение Страсбург 15 июля 2002 г., Дело Ананьев против России, Жалоба № 20292/04, 30 июля 2009 года.

Святослав Хроменков

Поделись с друзьями
Share on VKShare on FacebookEmail this to someonePrint this page

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ