Танцуем и фестивалим — #Губернское Собрание Общественности Иркутской области

Танцуем и фестивалим — #Губернское Собрание Общественности Иркутской области

261
1

Как работает некоммерческая организация? Откуда у неё кровь в жилах, то есть ресурсы на работу?

НКО бывают разные. В основном люди сплочены идеей, которую продвигают за счет личных средств и пожертвований. Хорошо, когда в этой машине есть двигатель. Движок пашет и вхолостую…

Если организация выходит на профессиональный уровень. Начинает осуществлять деятельность по полноценной качественной реализации социальных проектов, то организация, если не имеет постоянного спонсора (ов), начинает функционировать за счет средств грантов.

У грантовой кормушки, как правило, много разных людей, близких или околоблизких к тем, кто распределяет ресурсы. Это не обязательно плохие люди. Они там разные. От некоторых даже есть толк обществу. Смотря конечно в чем и какому. Как в том анекдоте: «И, я даже видел этого человека…».

Рассмотрим нескольких в нашем случае.

Губернское Собрание Общественности Иркутской области. Ежегодный конкурс на предоставление средств регионального гранта, из которого нас, иркутских правозащитников, пытались «выкинуть» еще до рассмотрения заявки. Уже 14 сентября на портале Правительства Иркутской области появился протокол, в котором Иркутская правозащитная общественная организация «Сибирь без пыток» была не допущена к участию в конкурсе. Организация, у которой в качестве уставной деятельности является не модная идея защиты прав потерпевших от пыток и жестокого обращения, вероятно, ужаснула членов конкурсной комиссии одним названием. Пыток ведь у нас нет?

Вероятно, впрочем, они были, в 2015 году, когда действующий глава региона избрался на должность губернатора, а, в состав его команды советников вошли люди, имеющие хоть какое-то отношение к народу. Тогда, в 2016 году, иркутские правозащитники получили региональную субсидию на работу ресурсного центра защиты прав человека и поддержки Общественной наблюдательной комиссии в Иркутской области. Вы, кстати, знаете , что члены ОНК работают бесплатно? То есть все их походы в отделы полиции и в колонии, в тюрьмы — это за счет бюджета их семей.

Тогда советники губернатора водили «хороводы», приглашая нас в серый дом, с различного рода материалами, касающимися пыток и жестокого обращения в регионе. Поскольку эти материалы должны были стать интрументом в противостоянии между региональной властью и региональным СК, мы тогда не согласились участвовать в «политике», запретив обратившимся к нам жертвам пыток и жестокого обращения давать интервью в СМИ, организованными с понятной целью эсколации конфликта. Как-то это не этично. Не смотря на то, что региональный СК частый оппонент в нашей правозащитной борьбе.

Правозащитная работа — это не политика, и политикой мы заниматься не будем, сказали мы очередному советнику первого лица региона, и, больше в серый дом не ходили. На что нам было сказано (в том смысле), что гранты мы тогда будем получать сами…Позже из состава советников губернатора исчезли и сами активные советники…Политика…

Быть разменной монетой в «войнушке» региональной власти и СК, не наша цель, подумали мы тогда и принесли такую жертву на пьедестал идеи Защиты прав человека.

Ну да, наверное очень не в струю попал проект иркутского АДЦ, когда мы защитили гражданского активиста Дениса Букалова, вышедшего перед серым домом с гробами и смело указавшего на недостатки в работе регионального правительства. Он в отставку губернатора просил, а мы, защищая смельчака, у губернатора на работу, тут, вероятно, концы с концами и не сошлись…

Вы знаете, мы, кстати, и без денег вовсе успешно работать будем? За то, не как марионетки на ниточках…

В конкурс Губернское Собрание Общественности Иркутской области иркутскими правозащитниками было подано три проекта, от разных организаций, в каждом из которых собственное финансирование, если кому  интересно, варьировалось от 1 млн. до 1,5 млн. рублей. Это наш сверху бонус к их региональной субсидии. А то в прошлый конкурс у них все олигархи побеждали. Пусть не думают, что мы нищие. «Наши» номинации «защита прав человека» (тут это звучит как оказание безвозмездной юридической помощи) и «межнациональное сотрудничество».

Начнем с последнего. Знаю не по наслышке, что такое быть мигрантом. Сами с Азии. Всем было трудно устроиться в России, после развала Союза. Исторически мы плотно общаемся со всеми из Средней Азии. Знаем все чаянья и проблемы не по наслышке. В производстве АДЦ-Иркутск, «пилотного» проекта, который мы запустили в этом году за счет собственных средств (см.: https://pravoirk.ru/archives/category/adts ) было 7 исковых заявлений, 5 апелляционных жалоб. 9 раз осуществлено сопровождение или представительство в судах. В пользу иностранных граждан (по состоянию на 01.09.2017 г.) выиграно 4 суда по выдворению. Находится в рассмотрении судами 3 заявления. Одно уголовное дело возбуждено за организацию рабовладельческого картеля в Республике Бурятия (работаем с партнерской межрегиональной организацией). Работаем второй год. Никто в Иркутске вообще защитой прав мигрантов не занимается, только социалка. Расследование уголовного дела по рабовладельческому картелю, вообще второе в России за всю историю — там мы представляем 8 мигранток-потерпевших. Даже международной практики по рабству почти нет. За то наш правозащитный проект по мигрантам в конце списка по рейтингу….

Далее, смотрим опубликованный протокол победителей:

Первая, «Асамблея народов мира». Ну, ясно это кто? Ушел из Администрации, как своему не дать верно? Еще бы туда мигранты шли. Они же с русскими практически не работают,  не доверяют, знаете? Проект с аналогичным названием «Хоровод дружбы», получивший сейчас поддержку от Губернского Собрания, заявлен на президентские гранты от организации «Клуб Губерния». Думаю, здорово будет освоить два проекта или это совпадение в названии?

Вторая, Горный клуб «Байкал» — фестиваль; Третья, «Иркусткий исторический некрополь» — возрождение исторической памяти; Четвертая, Зиминская организация…- Музей Славы; Пятая, Дагестанская организация — фестиваль; Шестая, Знание плюс… — Поезд дружбы. Все проекты хороши, слов нет. Одно но, они все не правозащитные, а социальные. Тили-тили, трали-вали, фестивали-фестивали.

В это время у нас в приемной АДЦ мигранты стоят в очередь с проблемой по незаконным выдворения, по нарушениям их прав при оформлении патентов. Всем нужны консультации и суды! Но, консультации и суды ведь региональной власти не нужны!?Вероятно, прошло время ссор с правоохранительными органами…Зачем решать проблему с паспортно-визовым центром на Ямской, верно? (см.: https://pravoirk.ru/archives/10849 ). Давайте, мы этим правозащитничкам кислород перекроем, наверное, подумал кто-то из членов конкурсной комиссии, авось закроют рты с голодухи? Ну, и голову в песок…

И, тот правозащитный проект, которые сразу с конкурса не выкинули, как «Сибирь без пыток», отправился в конец списка по рейтингу…

Другой правозащитный проект был представлен нами в номинации защиты прав человека, которая в ГСО называется «….оказание юридической помощи на безвозмездной основе гражданам и НКО…» — это «Школа общественного защитника». В настоящее время заявок на участие в школе подано от 25 гражданских активистов Иркутской области. Люди готовы ездить с других городов только для того, чтобы освоить науку защищать себя и своих родных от незаконных действий, произвола разного рода чиновников.

Мы, собственно и не надеялись, что нам ГСО даст на этот проект. Мы в этом проекте надеялись на ПЦ «Мемориал». Типа правозащитная организация должна же понимать, что в защите прав человека без конфликтов не куда. О нашей позиции по Мемориалу смотрите статью https://pravoirk.ru/archives/11106.

Хотя, наш губернатор же оппозиционер и на выборы президента пойдет, решили мы. Наверное ему нужны грамотные активисты, которые выйдут за ним в оппозицию, а активистам нужна защита…Хотя бы навыки самозащиты…юридический ликбез. Вероятно, нужны, но не настолько. Мы, все равно Школу соберем и дадим в руки этим активистам инструмент, а как им распорядиться, они сами решат. Правду сами увидят.

Посмотрим кто победил в правозащитной номинации:

Первая, «Подари планете жизнь» — минута для будущего,

Вторая, «Туризм Сибири» — фестиваль в Тальцах,

Третья, «Иркутский областной союз женщин» (кстати, победитель первого этапа конкурса президентских грантов) — родительство…,

Четвертая, «Франция-Сибирь» — адаптация детей-сирот..,

Пятая, «Клуб молодых ученых «Альянс» — прогулки по старому Иркутску.

Шестая, «Православная гимназия» — без слов.

Седьмая, «Байкальская экологическая сеть» — просвещение в области экологии, формирование экологического мировозрения.

Восьмая, «..Союз сельских женщин» — родительский дом,

Девятая, » .. Юниор» — КВН в Братске,

Десятая, «Иркутский фонд культуры» — проект о памятных местах,

Одиннадцатая, «..Чечено-ингушский центр» — ансамбль,

Все. Мы так и не дождались правозащитной организации в этом длинном списке. Все эти проекты более подходят для грантового направления сохранение исторического наследия.

За то, они не особо отличаются от тех проектов, которые победили в номинации межнациональное сотрудничество. Те же фестивали. Еще КВН есть.

Но, за то, когда наступает очередь проблем, в первую очередь вспоминают о тех, кто их решает. О правозащитниках.

Когда в стране все хорошо, люди танцуют и веселятся. Судя по проектам, которые получили поддержку в номинации защиты прав человека в конкурсе социальных проектов Губернского Собрания Общественности в Иркутской области — у нас в регионе все отлично. Это так радует, правда! Надеюсь, народ согласится со своими руководителями…

Ну, а судьи кто? Единственный человек в составе конкурсной комиссии, который имеет отношение к защите прав человека, это Уполномоченный по правам человека в Иркутской области. Все знают его как достойного и принципиального государственного правозащитника, но он, в составе конкурсной комиссии, был всего один. Все остальные члены комиссии — чиновники.

Так что, защита прав человека в Иркутской области, отданная на откуп чиновникам — это не актуально. Танцуем и фестивалим…

Михаил Неустроев

 

Поделись с друзьями
Share on VKShare on FacebookEmail this to someonePrint this page