«Только речь она восстанавливала больше полугода»: ОВД, в котором пытают даже женщин

«Только речь она восстанавливала больше полугода»: ОВД, в котором пытают даже женщин

89
0

Подробнее об этом рассказал Тимофей Рожанский.

Что общего между домохозяйкой, работником шиномонтажной мастерской, сотрудником ФСИН, маляром и бизнесменом? Никто из них не защищен от произвола полиции. Перед беззаконием все равны.

Айдын Юсифов, владелец магазина в небольшом городке Иркутской области, рассказывает: «Повалили на землю, заломали руки, закинули в их машину, ударили и сказали, что я должен отвезти взятку сотруднику ГИБДД». Усолье-Сибирское в неофициальном рейтинге правозащитников — столица Сибири по пыткам в отделениях полиции. Услышав шум на улице, жена Айдына Наталья подбежала к окну. Она рассказывала: «Вижу сам момент. Его уронили, заломали руки, потом подняли, наручники надели, запихали в микроавтобус и уехали. Я звоню ему, он не отвечает. Потом отвечает и говорит, что все хорошо. Потом я уже узнала, что ему говорили так говорить, чтобы не вызвать подозрений».

От Айдына требовали передать взятку своему знакомому гаишнику — то ли пытались подставить коллегу, то ли нарисовать по-быстрому раскрытое преступление. По словам Юсифова, после отказа его снова избили. И это было только начало, потому что потом Айдына увезли в отделение. Айдын Юсифов рассказывает о том, как его пытали: «И там тоже били, издевались, ударили шокером, ноги на растяжку ставили. На тот момент я был готов подписать все, что они там написали, лишь бы уйти оттуда живым».

Айдын провел в отделении всю ночь. Его жена Наталья тоже не спала, пытаясь вызволить мужа из рук силовиков. Она рассказывает: «Я спросила, вы били моего мужа? Он мне говорит нет, вы что, его и пальцем никто не тронул. Он не вышел оттуда, а просто выполз. Состояние было обморочным, я сразу отвезла его в травмпункт».

У Айдына — закрытая черепно-мозговая травма, ушибы, ожоги и растяжения. В больнице он пролежал две недели. Начали проверку по статье за превышение должностных полномочий. Имена сотрудников еще не известны, но Айдын запомнил их лица на всю жизнь. Как и Марина Рузаева. Благодаря ей про пытки в Усолье узнала вся страна. В начале года к ней домой пришли полицейские и попросили съездить в отделение, посмотреть фотографии подозреваемых в убийстве ее соседа. Дескать, Марина — домохозяйка и могла случайно видеть их в окно. Она поехала с полицейскими на опознание, а попала на допрос с пристрастием.

Рузаева сказала: «Вот в таком положении я просидела 6 часов. Мне надели пакет на голову, били шокером, руками, ногами, может чем-то еще». Марина рассказывает: ее словно специально били электрошокером в область сердца. Только речь она восстанавливала больше полугода. Спину лечит до сих пор. Синяки на теле она даже не считала.

Рузаева передает слова тех кто пытал ее: «Говори! Говори! А я и не знаю что говорить. Начала просто выдумывать, пока не сказала, что им понравится, чтобы не убили совсем». В показаниях Марины написано, что якобы она видела другого своего соседа незадолго до преступления недалеко от места убийства. Он, похоже, и должен был стать обвиняемым. Но исчез из города. А Марина осталась. С мужем и двумя детьми.

Муж Марины Павел рассказывает: «Мы месяц не спали. Я сидел с топором. Мы вскакивали от каждого скрипа». Его сын Ваня добавляет: «Я помню, что мама приехала и громко плакала, потом мы тоже убежали в комнату и плакали». Марина передает: «К нам родственница пашина приехала. Мы ее не предупредили, что крики по ночам. Она встала раньше, услышала, как я кричу по ночам и что говорю…»

Павел после случившегося зашил карманы пиджака и стал членом ОНК, чтобы бороться за права заключенных. По заявлению жены возбудили дела против трех сотрудников усольского УВД. Но это не помешало двоим из них, Станиславу Гольченко и Александру Корбуту, остаться при исполнении. Фотография последнего украшает раздел «Наши герои» на сайте полиции Усолья. Раскрытые убийства, почетные грамоты — такими не разбрасываются.

Как говорят правозащитники, к врачам после посещения скандального ОВД обращаются далеко не все. А жалуются на пытки и того меньше — 31 человек. До суда дошло только 2 дела. Марина Рузаева говорит: «Вот если на тебя на улице бандиты напали, у тебя есть шанс убежать или позвонить кому-то. Если ты попал туда, тебе уже никто не поможет».

Правозащитник Святослав Хроменков рассказал: «Усолье давно известно зверством силовиков. Когда раньше заключенных отправляли туда на этап, они вскрывали вены, чтобы туда не ехать». Святослав когда-то он сам попал в тюрьму по сфабрикованному по его словам делу, где его пытали сотрудники ФСИН. Выйдя на свободу, он стал бороться за права заключенных. Сейчас к нему идут жалобы о пытках со всей Иркутской области. И даже на общем мрачном фоне Усольское отделение стоит особняком.

Фото: Дмитрий Коротаев/Коммерсантъ
оригинал
https://tvrain.ru/teleshow/bremja_nov…

Поделись с друзьями
Share on VKShare on FacebookEmail this to someonePrint this page

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

*