Инквизиция именем Российской Федерации

Инквизиция именем Российской Федерации

400
0

Постоянно действующая сессия Иркутского областного суда в г.Братске в составе судьи Тюниной И.И. и присяжных заседателей рассматривает совсем не простое уголовное дело в отношении подсудимых Наделяева В.С., Райкова А.И., Ван-и-шан В.В.

История эта произошла в деревне Седанкино Казачинско-Ленского района Иркутской области. В ночь с 10 на 11 октября 2016г. в одном из домов был жестоко избит местный житель Андрей Райков, после чего последний умер в помещении центральной районной больницы поселка Магистральный, неподалеку от деревни Седанкино. Вместе с Райковым были избиты Михаил Буртик и Дмитрий Сластухин.

В процессе следствия были сразу установлены основные подозреваемые – ранее неоднократно судимые Андрей Зубенко и Владимир Ван-и-Шан. Было установлено то, что последние подъехали в вечернее время к дому в Седанкино, принадлежащему Михаилу Буртику. Затем, как следует из предъявленного обвинения, Зубенко, вооружившись бейсбольной битой, ворвался в дом Буртика и начал избивать присутствующих людей деревянной битой. Одновременно Ван-и-шан ударил в лицо Сластухина.

Зубенко, увидев в доме Андрея Райкова, сразу нанес ему удар битой по голове. Затем наносил ему удары, когда тот потерял сознание. После чего в дом Буртика приехали еще двое — инвалид первой группы, лишившийся ноги, Виталий Наделяев и племянник убитого Антон Райков.

Антон Райков, увидев то, что произошло, и узнав в избитом своего дядю, потребовал от Зубенко немедленно отвезти последнего в больницу. Зубенко и Ван-и-шан, погрузив в багажник машины Зубенко тяжело раненого Райкова, отвезли последнего во двор центральной больницы.

Как показали данные осмотров места происшествия, составленные следователем, именно во дворе больницы было самое большое количество крови. Вероятно, именно там Зубенко расправился с потерпевшим, опасаясь мести со стороны последнего. Как пояснил нашей редакции Сергей Л., он наблюдал из окна той самой больницы, как двое мужчин вытащили из багажника автомобиля завернутого в одеяло человека, который попытался сесть, но водитель автомобиля достал из багажника автомобиля предмет, похожий на молоток, и нанес им несколько ударов по голове и ноге жертвы. После чего быстро запрыгнул в машину и удалился.

Однако таковой даже не был допрошен на следствии. По версии свидетеля Зубенко, они с подельником Ван-и-шан вытащили из багажника Райкова и, громко постучав в окно больницы, уехали.

Допрошенная в суде свидетель, дежурная медсестра больницы Чернухина, клялась на следствии и в суде, что никто не стучал ни в окно, ни в дверь приемного покоя, дабы потерпевшего невозможно было спасти.

Погибший был представителем криминальной среды и долгое время внушал ужас жителям поселка и, придя в себя, не позволил бы Зубенко уйти от наказания. Это и послужило причиной, по которой, вероятно, Зубенко расправился с потерпевшим, прекрасно понимая, что уйдет от уголовной ответственности.

Первыми были задержаны Зубенко и Ван-и-шан. Зубенко сразу свалил всю вину на Ван-и-шана. В поселке Магистральном за Андреем Зубенко, освободившимся из колонии за изнасилование несовершеннолетней, давно закрепилась слава стукача и провокатора, который регулярно помогает присесть за решетку неудобным криминальному миру личностям.

Владимир Ван-и-шан был сразу арестован по ст. 111 части четвертой УК РФ на показаниях Зубенко, который предстал в них как не причастный к избиению и смерти Райкова. А Зубенко стал нужным следствию свидетелем. Следует отметить, что «свидетель» Зубенко четыре раза менял показания, подгоняя факты под версии следствия, как только у следователя появлялись новые намерения направить ход следствия в нужное русло.

Однако дальше ситуация выглядела все более загадочной. В семье потерпевшего Райкова Андрея произошел конфликт между родной сестрой Надеждой Никифоровой и братом погибшего Игорем Райковым. Причиной конфликта стало то, что бизнесмен Игорь Райков перестал оказывать материальную помощь семье сестры, за что последняя решила отомстить, вместе с сожительницей погибшего была сочинена история давней вражды между сыном Райкова – Антоном и его дядей — убитым Андреем Райковым.

Возникшая ситуация стала выгодна следователю Чергинцу, который более года расследовал совершенно понятное уголовное дело. Столь длительная волокита по делу объясняется местными жителями давними, с их слов, деловыми отношениями следователя следственного комитета Чергинца и смотрящего за поселком криминального авторитета, ставшего по данному уголовному делу свидетелем обвинения, Евгением Лопатиным.

Один из подсудимых рассказал корреспонденту, что при его допросе следователь Чергинец набрал номер телефона преступного авторитета, и тот объяснил ему, что давать показания на своих друзей — совсем даже не постыдное занятие, и нужно делать так, как говорит следователь. Вообще в северных лесных регионах Иркутской области весьма характерно сращивание руководства прокуратуры, полиции и следственного комитета с руководителями преступного мира. Естественно, что и здесь криминальный авторитет, присутствовавший на момент убийства на месте преступления, как и Зубенко, отделался статусом свидетеля, несмотря на то, что также был на месте преступления. О нем присяжным ничего не рассказали по понятным соображениям – не говорить им всей правды.

Вероятнее всего, Чергинец, воодушевившись конфликтом между потерпевшими, предложил последним разыграть версию мести племянника своему дяде за причинение увечья Виталию Наделяеву, который также вместе с Антоном Райковым приехал ночью на место преступления по просьбе Ван-и-шан и Зубенко. История это произошла в 2013 году. За три года до смерти Райкова один из жителей поселка Магистральный стрелял в ногу Наделяеву, что привело к ампутации ноги и части пальцев руки. Было проведено следствие, где виновный так и не был найден.

Следователь, немедленно получив нужные показания потерпевших, вероятно, переделал версию избиения Райкова, Буртика и Сластухина в групповое убийство из мести за нанесение тяжкого вреда Наделяеву в 2013 году, для чего подписал у дежурного стукача Зубенко нужные показания о заранее спланированном убийстве Андрея Райкова. После чего племянник убитого Райкова Антон превратился из свидетеля в убийцу своего дяди. Все это произошло через девять месяцев после преступления. Одновременно со стороны прокуратуры начались нападки на бизнес компании, в которой работал Игорь Райков – родной брат погибшего. Что вообще очень характерно для подобных уголовных дел.

Кстати, избитого Михаила Буртика следователь Чергинец даже не признал потерпевшим. Следователь решил, что ворвавшийся в квартиру Буртика вооруженный уголовник с деревянной битой действовал по приглашению хозяина квартиры, и… 18.07.17 года отказал в возбуждении уголовного дела против Зубенко. Вот так, оказывается, бывает!

Показания под электротоком

14 июля 2017г. Антон Райков вышел с работы на обеденный перерыв в столовую, где его уже поджидала группа служителей национальной гвардии, которые, не имея даже поручения следователя, избили парня якобы за «сопротивление офицеру полиции».

В действительности поручение установить и доставить Антона Райкова к следователю выдавалось следователем Чергинцом начальнику уголовного розыска полиции. В данном поручении от 12.07.17 года следователь поручил находящимся в г.Иркутске оперативникам доставить Антона из поселка Магистральный в город Усть-Кут. На служебном жаргоне это означает «сломать» и привезти готового клиента на допрос.

Выполняя поручение несколько служителей закона, часть из которых прятала лица под черными масками, избили Антона прямо в столовой предприятия, где парень работал оператором лесозаготовительной техники. Затем, уложив его на пол служебной машины, прижав голову ботинками к полу, провезли двести километров. Кстати, он единственный из всей компании не имеет судимости и до ареста имел непрерывный трудовой стаж на многих предприятиях области.

За время доставления следователю Антон якобы сознался в избиении своего дяди и написал явку с повинной. Но даже излюбленный псевдосыщиками традиционный прием расследования преступлений не принес результатов. В явке с повинной косым почерком, истязаемый подследственный так и не написал ни слова об убийстве, как от него требовали мучители. Антон даже в таком состоянии не смог выдавить из себя слова о том, что он убил своего дядю, как требовали изверги.

Уже через две недели, 30 августа 2017 года, под каток инквизиторов попал потерпевший от преступления (!!!) Михаил Буртик. После расправы над Антоном Райковым к нему на работу в котельную приехал местный сыщик. Как следует из протокола судебного заседания Иркутского областного суда, в своих показаниях в присутствии помощника прокурора г.Братска Михаил Буртик пояснил:

«Примерно в 8.30 ко мне на работу приехал оперативник городского отдела полиции Пивоваров Сергей, кинул на стол наручники и сказал: одевай. На мои вопросы он ничего не ответил, увез меня в городской отдел полиции. В данном отделе я просидел с 9 утра до 17 часов вечера. Примерно в 16.45 ему кто то позвонил.

Он схватил меня и вывел из здания полиции, подвел к автомобилю Уаз Патриот, открыл заднюю дверь, там сидели двое мужчин в масках. Меня схватили за грудь и одели на голову маску. Затем вывезли меня в лесной массив. В лесу перекинули руки в наручниках через ветки и приступили к пыткам электрическим током, используя электрошокер, один из пытавших требовал изменить свои показания, а именно вместо нападавших — Зубенко и Ван-и-шана дать показания на Антона Райкова».

После чего потерпевшего доставили на допрос к следователю Чергинец. Там свидетель подписал нужные протоколы и только после этого был освобожден.

Для полной картины произошедшего не хватало только орудия убийства – молотка, которым Андрей Зубенко, по всей видимости, бил по голове Андрея Райкова. Решили эту задачу банально просто.

В материалах дела появился допрос участкового поселка Магистральный, из которого следует то, что он через 10 месяцев после совершения преступления нашел в поле тот самый молоток, которым было совершено преступление. Но не могли каратели учесть одного: проведенная повторно судебно-медицинская экспертиза описала совершенно иной молоток, которым били по голове потерпевшего. Эксперты установили, что по голове Райкова наносили удары молотком округлой формы в диаметре 2,7 — 3 см. А в поле был якобы найден большой квадратный молоток весом ударной части в полкилограмма. А вот так выглядит тот самый «круглый молоток».

Редакция, побеседовав с несколькими экспертами, получила четкий ответ: если бы таким молотком ударили несколько раз по голове потерпевшего – от головы ничего бы не осталось.

Задача расследования уголовного дела в нужном русле была настолько сложна, что для этого потребовалось 18 месяцев.

Правосудие по законам беззакония

Пройдя через все круги мучений и издевательств, подсудимые Райков, Наделяев и Ван-и-шан решили попробовать последний шанс на спасение – избрали для себя суд присяжных заседателей. Естественно, что настоящий убийца – Андрей Зубенко — не сел на скамью подсудимых. Несмотря на очевидные доказательства его соучастия в убийстве, ему даже не предъявлялось никаких обвинений и не принималось никаких решений следователем. Ответ на вопросы дал сам Андрей Зубенко сразу нескольким жителям поселка Магистральный – меня никто не посадит, пока я нужен этой системе. Мол, на таких, как я, держится раскрываемость.

Повторим еще раз: в уголовном деле имеется масса доказательств того, что Зубенко незаконно проник, а точнее ворвался в чужое жилище, избивал хозяина помещения деревянной битой, избивал присутствующих там людей, насильно удерживал избитых в помещении, затем перевез погибшего на своей автомашине к зданию больницы и оставил там раздетого ночью умирать. А по другой версии не допрошенных судом свидетелей, именно Зубенко добивал возле больницы потерпевшего Райкова молотком, опасаясь мести со стороны последнего.

При этом, согласно мнению первого заместителя прокурора Иркутской области, утвердившему обвинительное заключение – Александра Воронина — Зубенко не должен был быть даже допрошен в качестве подозреваемого, ему не следовало предъявлять обвинение. Зубенко, оказывается, добровольно отказался от совершения преступления. Во как, читатели! Прокурор Иркутской области считает, что такие действия вообще не преступны. Что же тогда можно говорить о прокурорах районного звена?

Подсудимые, избирая для себя суд присяжных, понадеялись на то, что простые люди смогут разобраться в произошедшем. Но на деле все оказалось совершенно по-другому.

Уголовное деле было передано судье Иркутского областного суда Ирине Тюниной, которая, видимо, сразу решила, что в таком плохо сляпанном уголовном деле присяжные ни в коем случае не должны знать правды. Поэтому суд разрешил допросить и огласить присяжным заседателям только показания, собранные следователем. А это — полученные под пытками показания Михаила Буртика, матери, сестры и сожительницы убитого, а также показания оставшегося на свободе соучастника – Андрея Зубенко, который был представлен судом как раскаявшийся свидетель.

Что интересно, все допрошенные свидетели в один голос говорили о том, что подсудимые убили Райкова из мести за причинение убитым Райковым Андреем вреда здоровью Наделяева в 2013 году, приведшего к ампутации ноги у последнего. Обвинителем не предоставлено ни одного доказательства совершенного преступления – ни материалов такого уголовного дела, ни самих допросов свидетелей того преступления. Сам же подсудимый Наделяев в суде заявил, что Райков никогда на него не покушался. Ногу он потерял совершенно при других обстоятельствах от действий другого лица, и это могли бы подтвердить очевидцы преступления и материалы того уголовного дела. Но правда о том преступлении совершенно не устроила судью Тюнину, вероятно, решившую, что подсудимые должны сидеть в тюрьме независимо от их виновности.

Защитники подсудимых нашли очевидцев преступления против Наделяева, допрошенных следствием. Те приехали для своего допроса в г.Братск, но судья Тюнина решила, что показания свидетелей не имеют никакого отношения к обвинению, потому свидетели не могут быть допрошены при присяжных заседателях.

Еще раз, только медленнее: свидетели обвинения и потерпевшие допрошены судом перед присяжными о мотиве преступления подсудимых – это месть за совершенное преступление погибшим против Наделяева. А пришедшие в суд свидетели защиты, которые были на месте преступления против Наделяева в 2013 году и могли бы опровергнуть ложные выводы обвинения, даже не допущены в зал суда. То есть иркутская фемида считает ложью любые показания, противоречащие версии обвинения.

Еще более циничны действия судьи Тюниной против любых попыток свидетелей и подсудимых защитить свои права. Так, свидетель Буртик, длительное время добивавшийся от своих мучителей из следственного комитета признания себя потерпевшим, решил подать аналогичное заявление судье Ирине Тюниной в здание Иркутского областного суда в городе Братске.

15.08.18 года Михаила Буртика просто не пустили в само здание выездной сессии Иркутского областного суда в Братске, а в приеме любых заявлений в адрес судьи Тюниной И.И. канцелярией суда было отказано. После неоднократных жалоб начальнику канцелярии Иркутского областного суда, свидетелю и его адвокату «разрешили» зайти в здание суда, чтобы подать заявление о признании себя потерпевшим. Далее началось самое настоящее шоу. Если бы мы не послушали аудиозапись этого «открытого» судебного заседания, мы бы не поверили в реальность произошедшего.

Зашедшие в зал свидетель и его адвокат сразу были предупреждены судьей о том, что любая попытка «помешать» судье Ирине Тюниной проводить судебное заседание будет пресечена. Тут же судья Тюнина обратилась к судебному приставу и приказала немедленно выбросить из зала суда как свидетеля, так и его адвоката, при повторной попытке «мешать» судье вести процесс. Под попыткой «мешать» суду Ирина Тюнина понимает заявление суду ходатайств и заявлений, поданных ранее через канцелярию суда.

На что один из адвокатов подсудимых заявил, что судье не мешало бы сообщить результат поданного свидетелем заявления, дабы защите было понятно, о чем вообще идет речь. На это судья возопила, что все заявления подаются только в зале суда, ничего из поданного в канцелярию суда или по почте суд не рассматривает. Буквально ошарашенный таким разъяснением судьи Тюниной, адвокат уже в следующем судебном заседании заявил письменные возражения на действия судьи, указав на то, что в тот день были поданы два абсолютно одинаковых заявления в канцелярию суда от двух ранее допрошенных свидетелей, и одно из них судья Тюнина посчитала «заслуживающим» рассмотрения в судебном заседании, а второе заявление не заслуживает внимания её чести даже для оглашения текста заявления.

Другим адвокатом 21.08.18 года было подано уже письменное ходатайство с прошением судье Тюниной И.И. рассмотреть поданное участником процесса заявление и сообщить участником процесса его результат. Иначе законность любого вынесенного присяжными вердикта судья заведомо делает сомнительным при условии отказа от рассмотрения подаваемых участниками процесса заявлений.

На что судья Тюнина, громко возмущаясь и недоумевая, просто вернула назад адвокату подсудимого поданное им ходатайство, сообщив, что он не имеет права подавать в суде ходатайства о рассмотрении ходатайств других участников процесса, поддержанные своим подзащитным. Ходатайство было возвращено адвокату без приобщения его к материалам дела. Большинство опрошенных нами юристов считают подобные действия не просто беззаконием, а уже заметанием следов свершившегося беззакония. Подобная деятельность судьи, вероятно, преследует цель маскировки попрания прав участников процесса в протоколе судебного заседания, дабы при рассмотрения дела в вышестоящей инстанции никаких следов попадания в суд «ненужных» ходатайств в материалах дела не имелось.

Прослушав аудиозаписи судебного заседания и прочитав протокол судебного заседания, мы удивились не просто ужасному бесправию попавших под суд людей, но и всей подлости и несправедливости фемиды.

Ведь мы уже давно привыкли к тому, что от имени людей в стране формируется власть, которую никто не выбирал. Руками самозванцев отменяются пенсии и повышаются налоги. Теперь в стране набирает оборот ещё более иезуитский способ расправы с неугодными – судить людей по сфабрикованным уголовным делам руками самих же обворованных и растоптанных этой властью людей.

Ведь показания свидетеля Буртик ничем не отличаются от тысяч таких же показаний «врагов народа», осужденных к расстрелу в середине прошлого века, где под текстом таких показаний очередного «шпиона японской разведки» всегда имелась подпись другого «шпиона» и врага народа. А показания стукача Зубенко ничем не отличаются от доносов прошлого века про услышанный в учительской разговор про диверсионную деятельность. Самое удивительное, что согласно протокола судебного заседания судья Тюнина даже не стала выяснять подробности совершенных против Буртика преступлений органами следствий. Она задала лишь один вопрос: его ли подпись стоит в протоколе допроса. После чего немедленно прокурор огласил протокол присяжным.

Вот как раз из таких историй мы видим, что виновниками постоянно осуществляемых пыток и истязаний являются не только рядовые вертухаи Ярославской колонии, в которой под видеокамеру пытали заключенного, писавшего жалобу в управление ГУФСИН, для отчета перед руководством которого садисты истязали заключенного. Виновниками пыток являются судебные обвинители, невозмутимо зачитывающие выбитые признания и показания не только подсудимых, но и свидетелей и даже потерпевших. Виновниками садистской инквизиционной системы являются сами судьи, которые, даже не выясняя результатов проверки заключенных о пытках, с самодовольной ухмылкой признают добытые оборотнями показания как «допустимые доказательства», даже не получая результатов проверки таких заявлений органами следствия.

Рассказывая читателям об одном из рядовых дел иркутской фемиды, мы совсем даже не надеемся на какую-то справедливость в разрешении судьбы подсудимых в Иркутском областном суде. То, что для обычных людей является дикостью, там превращается в доказательства виновности. Остается лишь уповать на евангельскую заповедь, сказанную Иисусом Христом: «каким судом судите, таким и вас судить будут».

Автор Алексей Владимиров

Источник: http://babr24.com/?IDE=180178

Поделись с друзьями
Share on VKShare on FacebookEmail this to someonePrint this page

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ