Домой Сибирь без цензуры Наши риски Жалоба иркутских правозащитников на телеканал РЕН ТВ — Решение общественной коллегии по...

Жалоба иркутских правозащитников на телеканал РЕН ТВ — Решение общественной коллегии по жалобам на прессу

302
0

РЕШЕНИЕ

«О жалобе Хроменкова Святослава Игоревича и Варшней Наталии Евгеньевны на недопустимое поведение стрингеров телекомпании РЕН ТВ и на связанный с заявителями и их правозащитной деятельностью фрагмент материала телекомпании РЕН ТВ «На голубом глазу». (Без автора, дата выхода в эфир – 26.10. 2018 г., адрес в интернете – https://youtu.be/0rDnJJ0ymwg .)

г. Москва, 09 апреля 2019  г.                                         № 196

На 196-м заседании Общественной коллегии по жалобам на прессу ad hoc коллегия в составе сопредседателя Коллегии Юрия Казакова (председательствующий), членов Палаты медиасообщества Галины Араповой, Юрия Пургина, Виктора Юкечева, членов Палаты медиааудитории Татьяны Андреевой, Мананы Асламазян, прот. Александра Макарова, Дмитрия Орешкина, Генри Резника, Ильи Шаблинского рассмотрела обращение Хроменкова Святослава Игоревича и Варшней Наталии Евгеньевны, вызванное недопустимым поведением стрингеров телекомпании РЕН ТВ и связанным с заявителями и их правозащитной деятельностью фрагментом материала телекомпании РЕН ТВ «На голубом глазу». (Без автора, дата выхода в эфир – 26.10. 2018 г., адрес в интернете – https://youtu.be/0rDnJJ0ymwg .)

Вопросы процедуры. Заявители, С.И. Хроменков и Н.Е. Варшней подписали Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной коллегии по жалобам на прессу, приняв тем самым на себя обязательство не использовать решение Общественной коллегии по данному информационному спору для его продолжения в судебном, ином правовом или административном порядке.

Адресат жалобы, телеканал РЕН ТВ, на информационное письмо Коллегии не ответил и своего представителя на заседание, в котором рассматривался информационный спор, не направил.

Позиция заявителей Хроменкова Святослава Игоревича и Варшней Наталии Евгеньевны при обращении в Коллегию была изложена следующим образом: «Настоящая жалоба является:

— жалобой на преследование стрингерами телевизионного канала РЕН ТВ иркутского правозащитника Святослава Хроменкова;

— жалобой на ответ телевизионного канала РЕН ТВ в адрес редакции «Медиазоны», фактически обвиняющее правозащитника в совершении преступления;

— жалобой на использование фотографии правозащитника в соцсети Фейсбук для того, чтобы отождествить с его личностью фейковый аккаунт в соцсети ВК с порочащим правозащитника содержанием;

— жалобой на сюжет РЕН ТВ «Грантоеды на голубом глазу», содержащий недостоверную и порочащую правозащитника информацию.

— жалобой на вторжение в частную жизнь иркутских правозащитников Святослава Хроменкова и Наталии Варшней, выраженное в распространении публично информации о наличии у нас брачно-семейных отношений».

«Фактическое обоснование» жалобы было разделено заявителями на четыре тематических блока.

Первый блок, посвящённый   преследованию правозащитника С.И. Хроменкова предположительно стрингерами РЕН ТВ, содержал ссылку на аудиозапись разговора С.И. Хроменкова с человеком, запросившим у него по телефону интервью по поводу конкретного дела («Дела о краже лампочки»), которым занимался заявитель. (Фрагменты высказываний предполагаемого журналиста в телефонном разговоре 19.10.2018 г.: «Вас просто польют грязью» в случае отказа интервью, – и «Мне поставлена задача, будь добр — выполняй».) По сообщению заявителя, в ответ на отказ дать интервью его автомобиль был заблокирован у дома лицами, запрашивавшими интервью. «Мы расцениваем это также как шантаж, как давление», преследующее цель, чтобы Святослав Хроменков говорил «не то, что думает, а то, что надо пропагандистскому СМИ».

Заявитель, далее, обратил внимание на то, что на редакционный запрос по поводу описанной попытки взять интервью у правозащитника, направленный руководству РЕН ТВ редакцией СМИ «Медиазона», поступил ответ, согласно которому Святослав Хроменков отказался от интервью стрингеру потому, что испугался вопроса: ему ли принадлежит «страница, на которой опубликованы порнографические фотографии гомосексуального характера?» Поскольку вопрос о фотографиях подобного рода правозащитнику не задавался, заявитель усмотрел в ответе РЕН ТВ «Медиазоне» распространение недостоверной информации, призванной лишить его «поддержки российского медийного сообщества». Заявитель посчитал также, что подобным ответом РЕН ТВ фактически обвинило его в распространении порно.

С проблемой «распространения порно» был связан второй тематический блок обращения в Коллегию. «22.10.2018 г. на аватар в аккаунте в сети ВКонтакте, содержащий обнаженные фотографии гомосексуального характера неустановленных лиц, в качестве главной была помещена фотография, взятая с настоящего аккаунта Святослава Хроменкова в социально сети Фейсбук. 27.10.2018 г., администрация социальной сети ВКонтакте, по просьбе Святослава, заблокировала указанный аккаунт, сообщив, что его фотографий в аккаунте нет. Таким образом, фотографию Святослава Хроменкова с главной страницы в соцсети Фейсбук поместили на посторонний, не принадлежащий заявителю аккаунт в соцсети ВК, на котором находились не принадлежащие правозащитнику фотографии порочащего его содержания».

«Полагаю, что это не этично и причиняет моральный вред. Думаю, что если фотографию любого из стрингеров или ведущих, редактора РЕН ТВ также поместить на такой же аккаунт, содержащий подобные фото с похожими людьми и сказать по федеральному каналу, что фотографии похожи на фотографии редактора РЕН ТВ, то зритель будет считать, что фотографии не просто похожи, а и принадлежат редактору РЕН ТВ или стрингерам».

Данное высказывание заявителя связывает второй и третий тематические блоки обращения. Третий, посвящённый материалу РЕН ТВ «Грантоеды на голубом глазу», содержит как общую оценку публикации (в предельно сокращённом виде: «Сюжет настраивает зрителя против правозащитников, обличая их в антироссийской деятельности, аморальном поведении»), так и ряд конкретных обвинений, предъявляемых заявителем безымянным авторам сюжета и телекомпании, которая выпустила его в эфир. Фальшивый аккаунт ВКонтакте (сопровождаемый мемом «человек похожий на» правозащитника Хроменкова), занял отведённое ему место в двухминутном фрагменте, посвящённом иркутскому правозащитнику, а по этой причине – и в обращении заявителя в Коллегию. «Развивая мысль о порочности деятельности правозащитников, РЕН ТВ не гнушается сравнить фотографии Святослава Хроменкова с фотографиями лица нетрадиционной ориентации, которого по фото нельзя отождествить. Автор представляет для сравнения фотографии правозащитника и фотографии иного лица, утверждая, что Святослав похож на это лицо, а если похож, значит, Святослав и есть это лицо нетрадиционной ориентации. Опровержением того, что представленные фотографии принадлежат Святославу Хроменкову является переписка с администрацией в ВКонтакте, где администрация ВК указывает, что на аккаунте в ВК, фотографии из которого представляет РЕН ТВ для сличения, нет фотографий, принадлежащих Святославу Хроменкову».

Заявитель указывает, что фрагмент материала, связанный с его деятельностью и его личностью, следует за сказанным авторами о деятельности Л.А. Пономарёва, который, по версии авторов, не желает регистрировать свою организацию в качестве иностранного агента, так как это было бы ударом по имиджу его организации (Движение «За права человека», — Коллегия), а также доказательством того, что деятельность Л.А. Пономарева является политической и ведется в интересах другого государства. Обращая внимание на то, что связкой при «представлении» двух организаций – Движения «За права человека» и руководимой заявителем «Сибири без пыток» — является тема «серых» схем финансирования, якобы используемых правозащитниками, С.И. Хроменков заявляет: его дискредитируют как защитника прав человека, причём облыжно. «Никаких «серых» схем я не использую. Единственное финансирование, которое имеет организация «Сибирь без пыток», это поддержка Фонда помощи жертвам пыток ООН, а также мой личный вклад, который я могу себе позволить делать, так как являюсь арбитражным управляющим и имею высокий уровень дохода от частной юридической практики. ООН – не иностранная, а международная организация, в которую входит Российская Федерации. Средства, за счет которых финансируется организация «Сибирь без пыток», являются не иностранными, а международными, в том числе российскими. Денежные средства от ООН поступают на счет в Сбербанке. Поступления на счет контролируется Росфинмониторингом и отделом валютного контроля Сбербанка. В случае использования каких-то «серых» схем, о которых упоминает автор, денежные средства не были бы зачислены на счет организации».

 Заявитель обращает внимание на то, что в материале, в нарушение действующего российского законодательства, назван банк-клиент организации «Сибирь без пыток». («Эта информация касается внутренней деятельности организации. Сведения банк-клиента составляют тайну, которая не подлежит передаче третьим лицам. (…) РЕН ТВ не имела права разглашать сведения о финансовой деятельности организации»).

Приводя примеры фактических ошибок, рассматриваемых заявителем в качестве примеров распространения недостоверной информации (С. Хоменков, например, назван главой иркутского отделения Фонда «За права человека», т.е. не существующей организации; на деле он является руководителем иркутского отделения Движения «За права человека»), заявитель постоянно обращает внимание на нарушение авторами материала буквы закона, норм российского права. Так, к уже упомянутой публикации сведений о финансовой деятельности организации добавляется публикация сведений о зарплатах сотрудников, т.е. и здесь речь идёт об обнародовании документа, по закону не подлежащего публикации. При этом и в данном случае тоже телезритель получает недостоверную информацию, поскольку документ, упоминаемый как «финансовая ведомость» и подаваемый телезрителю как свидетельство непомерных доходов руководителя организации «Сибирь без пыток» (96 тыс. руб.), является на деле зарплатной ведомостью, в которой зафиксирована общая ежемесячная зарплата всех сотрудников организации по проекту в 2018 году (по 24 тыс. руб. на сотрудника; в том числе, 24 тыс. руб. С.И. Хроменкову как юристу).

Безосновательно представляя правозащитную деятельность как «прибыльный бизнес», авторы материала представляют телезрителю ложные сведения о том, что за весь срок действия гранта С. Хроменков положил себе в карман около миллиона рублей. (Тот факт, что эта информация не соответствует действительности, подтверждается справкой по форме 2НДФЛ за 2018 год, представленной заявителем Коллегии). Или же сообщают, ссылаясь на «прослушку» телефонного разговора, выведенную на телеэкран, что за каждый из проведённых им тренингов правозащитник получает 600 евро. Обобщение «каждый» — фейк, который выстроен на факте: за конкретный (но и единственный) тренинг по проекту «Российские ОНК — новое поколение», который являлся совместным проектом Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации и Директората по защите прав человека Совета Европы (проект проводился при содействии Общественной палаты Российской Федерации и Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека), Святослав Хроменков, как и его коллеги, и в самом деле получил 600 долларов. Тренинг проводился на Алтае в марте 2018 года. Случай был разовым, оплата – соответствующей международным стандартам и не противоречащей российскому законодательству. Авторам материала, однако, нужен был не факт, а его интерпретация.

По утверждению заявителя, телекомпанией РЕН ТВ распространена о нём недостоверная и порочащая информация, которая не только причиняет правозащитнику моральный вред и наносит вред его репутации, но и имеет «признаки совершения действий, имеющих признаки преступлений».

В сюжете, в частности, был обнародован результат взлома телефонной почты заявителя. «Сотрудниками телекомпании была опубликована переписка Святослава Хроменкова с сотрудником Фонда помощи жертвам пыток ООН Филиппом Тизером по вопросу получения грантового финансирования Фонда помощи жертвам пыток ООН. В сюжете, далее, был опубликован телефонный разговор, принадлежность голосов в котором С. Хроменкову и Н. Варшней не отрицается заявителем. Заявитель напоминает, однако, что, во-первых, «сам по себе факт прослушивания телефонных переговоров является нарушением ст. 23 части 2 Конституции Российской Федерации и является нарушением права на неприкосновенность частной жизни прослушиваемых лиц (Варшней Наталии и Хроменкова Святослава), в том случае, если прослушивание проходило без санкции суда». И что, во-вторых, «в Федеральном законе от 12.08.95 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (Закон № 144-ФЗ) прямо установлено, что проведение оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционное право граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, в том числе и прослушивание телефонных переговоров (п. 10 части 1 ст. 6), допускается на основании судебного решения (часть 2 ст. 8)». Вывод заявителя: «Поскольку санкция суда телекомпанией не представлена, полагаю, что неустановленными журналистами нарушена ст.8 Европейской конвенции о защите прав человека, право на частную жизнь».

Переходя к четвёртому тематическому блоку, «жалобе на вторжение в частную жизнь иркутских правозащитников Святослава Хроменкова и Наталии Варшней, выраженное в распространении публично информации о наличии у нас брачно-семейных отношений», заявитель напомнил о п.23 Резолюции 1003 по журналистской этике (ПАСЕ): «Необходимо уважать право личности на частную жизнь. Лица, занимающие видное общественное положение, имеют право на защиту своей частной жизни, за исключением тех случаев, когда их частная жизнь может отразиться на их общественной жизни. Тот факт, что человек занимает видное общественное положение, не лишает его права на уважение его частной жизни».

Основное внимание заявителя при этом было уделено не факту распространения информации о брачно-семейных отношениях С. Хроменкова и Н. Варшней, а тому, как и на подрыв этих отношений тоже поработало распространение на массового зрителя именно телекомпанией РЕН ТВ информации о «гомосексуальном» аккаунте ВКонтакте: без объяснения того, что этот аккаунт фальшивый. Написав в своём обращении в Коллегию: «в настоящем случае неустановленными лицами были совершены действия, имеющие признаки уголовного преступления, предусмотренного ст. 137 УК Российской Федерации, была нарушена ст.8 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод», заявитель увидел за действиями сотрудников РЕН ТВ, вытащивших соцсетевой фейк на телеэкран и запустивших мем «человек, похожий на Святослава Хроменкова», с одной стороны, попытку «маргинализировать деятельность правозащитника и возглавляемой им организации». А в другой — попытку подтолкнуть его самого «к использованию языка ненависти и вражды по отношению к людям с нетрадиционной ориентацией, унижая таких людей».

Увидев и в этом, и в специфическом «риторическом» вопросе «знают ли заключенные о том, кто является их защитником?» метод манипуляции, заявитель закончил своё перечисление претензий к «своей» части сюжета (материал носит дискриминационный характер; информация является недостоверной; сюжет унижает и порочит его лично) следующим выводом: «Считаю, что дискриминация людей по признаку сексуальной ориентации и гендерной принадлежности стала брендом телевизионного канала РЕН ТВ».

Позиция адресатов жалобы, телекомпании РЕН ТВ и безымянных авторов оспоренного материала «На голубом глазу», не была доведена до сведения Коллегии.

Обстоятельства, установленные в ходе заседания Коллегии. Заявитель, Святослав Хроменков заявил, что ситуация преследования со стороны ряда медийных, в том числе, организаций является для него длящейся, что преследованию стрингеров он подвергается с того момента, как его правозащитная организация получила поддержку Организации Объединённых Наций. «Я не вижу смысла подавать заявления по всем случаям медийного давления на меня в Следственный комитет, прокуратуру, обращаться к властям, — это совершенно бессмысленно. Никакой возможности защитить себя, кроме как обратиться к вам сейчас, я не вижу».

На вопрос: обращался ли он, до того, как обратиться в Коллегию, к РЕН ТВ, в том числе и после того, как ему стал известен ответ РЕН ТВ «Медиазоне», ответ был: не обращался и не буду. «Я не буду обращаться к людям, которые руководствуются такими принципами, мне от них ничего не нужно».

Отвечая на вопрос: пытался ли он установить, кто является создателем фейкового аккаунта, — обратившись в прокуратуру, в полицию, например, заявитель пояснил: не обращался потому, что нельзя же, обращаясь в Коллегию, обращаться в другую инстанцию с требованием о возбуждении уголовного дела. «Меня удовлетворил тот ответ, который я получил от администрации ВКонтакте: он доказал, что на этом аккаунте нет моих фотографий. Меня это вполне удовлетворяет. Хотя я не вижу ничего плохого в том, что конкретного человека сравнивают с человеком нетрадиционная ориентации. Даже если бы у меня была нетрадиционная ориентация, что в этом плохого? Много людей с нетрадиционной ориентацией принесли пользу человечеству и России, в том числе. Меня возмущает то, в каком контексте они это делают, какими методами пользуются, вот это возмущает». Расширяя ответ о причине обращения в Коллегию, а не в правоохранительные органы, заявитель пояснил: «У меня есть опыт борьбы с тем сюжетом, который выпустил НТВ. Я потратил массу ресурсов, массу времени на это. Год прошёл, а результата никакого. Если Коллегия удовлетворит мою жалобу, мы все три ваши решения — по НТВ (речь идёт о решении №186 от 1 ноября 2018 г. по жалобе С.И. Хроменкова на выпуск «Право налево – 2» программы «ЧП. Расследование», — Коллегия), по РЕН ТВ и по «АИСТу» — разместим на нашем сайте. Люди пусть читают и думают: кто прав, а кто нет».

Ответ «Нет, не обращался» был получен и на вопрос: обращался ли заявитель в правоохранительные органы в связи со взломом электронной почты и с подслушанным его разговором с Натальи Варшней, пытался ли он выяснить, из какого источника эта информация попала к телевизионщикам? Пояснение заявителя: «Мы не в первый раз подвергаемся преследованию, смысла в обращениях нет никакого. От правоохранительных органов мы ни разу не получали адекватного ответа, получали формальные отписки о том, что оперативно-розыскная деятельность за мной не ведётся. Я по факту исхожу из того, что бремя доказывания должно лежать на телеканале РЕН ТВ. Если они где-то нарыли про меня какую-то компрометирующую информацию, я готов ответить. А если нет – пусть доказывают легитимность источника получения этой информации. А если такого источника нет, то не нужно всякую ерунду по федеральному каналу показывать. Потому что его смотрят миллионы телезрителей; последствия выхода их материала я ощущаю до сих пор. Я в каждый отдел полиции захожу – и они начинают обсуждать, «голубой» ли у меня зад. Они же там как говорят в сюжете: вот, «Святослав похож». А люди слова «похож» не слышат, считают, что это обо мне говорят. Те, кто делал передачу, добились, чего хотели».

Отвечая на вопрос о встрече с предполагаемым стрингером РЕН ТВ, С.И. Хроменков рассказал, что видел этого человека один раз. Телефонный разговор с человеком, который представился журналистом РЕН ТВ Давидом, был заявителем записан. То, что речь шла о стрингере РЕН ТВ, подтверждено ответом телекомпании «Медиазоне». По словам С.И. Хроменкова, он готов был встретиться с журналистом, но дальше по факту сложилась экстремальная ситуация: поговорив с «Давидом», он на пять минут зашёл домой, а на выходе обнаружил свою машину заблокированной автомобилем, в котором сидели двое мужчин. «У них окна были открыты. И один сидел с большой профессиональной видеокамерой, а второй говорил по телефону голосом, который и я слышал по телефону, когда разговаривал с «Давидом». Этот человек говорил: вот машина его стоит, но мы Святослава до вечера ждать не будем.

Заявитель Наталия Евгеньевна Варшней, присоединившаяся на линии связи к Святославу Игоревичу Хроменкову, добавила в категорию «установленного на заседании Коллегии» не просто новые факты, но и новый поворот в представления о происходящем в Иркутске вокруг этой пары правозащитников. «Как сказал Святослав, это длящееся событие, когда берутся какие-то факты и фотографии и транслируются различными каналами. Как выяснилось, после появления наветных «сведений» о ней в сюжете НТВ «Право налево — 2» её, заместителя директора одной из иркутских школ, попросили уволиться с этой должности, перевели в учителя. «А теперь появился сюжет РЕН ТВ, в котором снова были моё имя и моя фотография. И ко мне снова возникают вопросы».

Как пояснил С.Т. Хроменков, ещё после сюжета на НТВ («Право налево – 2», — Коллегия) на Наталию Евгеньевну начались гонения. «На собрании департамента образования показали ролик из фильма, назвали её экстремисткой, задались вопросом: как такой человек может учить детей? А она в школе проработала 17 лет, она свою работу любит, хоть та и тяжёлая. После выхода сюжета РЕН ТВ, в котором появились порочащие меня кадры, активистов, которые работают в нашей организации, стали поздравлять с восьмым марта. А у Натальи на работе теперь про меня спрашивают: правда это или нет»

Члены ad hoc коллегии до заседания были ознакомлены с результатами исследования оспоренной публикации («мнением эксперта») д.филос.н. проф. Светланы Каимовны Шайхитдиновой.

С учетом всего изложенного Общественная коллегия приняла следующее решение.

 

РЕШЕНИЕ

1. Коллегия принимает к сведению правовые претензии заявителей к авторам материала «Грантоеды на голубом глазу», связанные с нарушениями авторами оспоренной публикации права на изображения граждан и с их вторжением в частную жизнь. Полагая полезным опубликовать данный фрагмент жалобы отдельным файлом на своём сайте, Коллегия напоминает заявителю, что никакие вопросы, связанные с предположительным нарушением адресатом жалобы российского законодательства не могут рассматриваться ею по определению: как не соответствующие уставной компетенции Коллегии.

2. Не располагая инструментарием для самостоятельного поиска ответа на вопрос, который хотя и не относится напрямую к её уставной компетенции, но становится всё более острым с увеличением числа информационных споров, обнаруживающих признаки специфической тематической «типичности», Коллегия считает уместным сформулировать публично сам этот вопрос. На каком основании и каким именно образом на телеканалах, имеющих разных собственников и предполагаемых телезрителем независимыми и состоящими в конкурентных отношениях, появляются сюжеты-близнецы: не просто скроенные по одному лекалу, использующие одни и те же технологии, схожие или совпадающие информационные пакеты и элементы видеоряда, но воспроизводящие – без каких бы то ни было последствий для себя и для авторов материалов – одни и те же нарушения конституционных норм, относящихся к правам человека, и норм российского уголовного права?

3. Коллегия находит, что фрагменты выпуска «Право налево-2» («ЧП. Расследование, АО «Телекомпания НТВ») и фрагменты материала «На голубом глазу» (телекомпания РЕН ТВ), касающиеся Святослава Игоревича Хроменкова и Наталии Евгеньевны Варшней, выстроены в одной логике и используют сходные – и при этом определённо не журналистские в основе — приёмы формирования портрета героя как «образа врага»: с демонстрацией результатов взлома электронной почты и незаконной «прослушки», но прежде всего – с использованием порочащей ложной информации и попытками манипуляции сознанием телезрителей.

4. Коллегия выражает серьёзную обеспокоенность тем обстоятельством, что на таких телеканалах федерального масштаба, как НТВ и РЕН ТВ, имеющих многомиллионную аудиторию, систематически появляются материалы, откровенно преследующие правозащитников и очевидно направленные на возбуждение по отношению к ним враждебного отношения со стороны российских граждан и организаций, представителей органов власти.

5. Коллегия обращает внимание на следующие выводы своего эксперта проф. С. К. Шайхитдиновой, относящиеся к оспоренному заявителем фрагменту («именному» сюжету) материала «На голубом глазу»:

5.1. В проанализированном фрагменте использован такой прием, как включение героя в отрицательно оцениваемый контекст/ассоциативный ряд. Используются опасные и высокоопасные технологии манипуляции общественным мнением. Основной упор сделан на эмоциональное восприятие аудиторией отрицательных телевизионных образов, т.е. внушение.

Отсутствие альтернативных точек зрения, агрессивно обвинительный стиль представления основного персонажа (С.И. Хроменкова) свидетельствует о заказном характере публикации.

Прием «замазывания» (введение в отрицательно оцениваемый контекст/ассоциативный ряд) позволяет «навести» на «объект» отрицательную оценку, не используя скрытое или явное утверждение. В эпизоде фильма, посвященном Святославу Хроменкову, используются выражения «Не будем ничего утверждать», «Посмотрите сами». Однако их подоплека очевидна – сведения о якобы причастности героя к практикам, выведенным на фейковой странице, утверждается с помощью видеоряда.

Сознательное «оскандаливание» темы произведено уже при попытке «насильственно» взять интервью. Это свидетельствует о том, что журналистов не интересует реальная позиция потенциального собеседника и реальные мотивы отказа от контактов с ними.

В качестве опасных медиатехнологий в исследуемом фрагменте используются приемы психологического воздействия, базирующиеся на ментальном и ценностном манипулировании общественным мнением. Объект внимания (С. Хроменков) обвиняется в практиках, которыми попираются базовые ценности российской культуры. Фейк-информация конструируется с расчетом на слухи о корыстности помыслов и половых «извращениях» правозащитника. В высказываниях «говорящих голов» задается нормативная рамка для восприятия последнего: репутация правозащитника должна быть безукоризненной. Общественное мнение, консервативно оберегающее незыблемость культурных традиций, «ничего эдакого» не простит. Тем более, что «эдакое» представлено в ассоциативном ряду, вызывающем естественное эмоциональное отторжение и осуждение. (Здесь речь может идти об использовании телевизионщиками высокоопасной технологии социальной индукции – эмоционального сопереживания массовой аудиторией жертвам педофилов, насильников, — детям, которые вовлекаются во взрослые игры, зараженным СПИДом и т.д.).

То обстоятельство, что по ходу анализировавшегося фрагмента закадровый голос произносит фразу «Не будем ничего утверждать», не мешает заданному восприятию видеоряда. Телевизионные образы обладают несравнимо большей силой воздействия в сравнении с речевыми высказываниями. Образы на эмоциональном уровне формирует у аудитории исключительно отрицательное отношение к правозащитнику Хроменкову и к инакомыслию в целом. Создатели фильма профессионально использовали ракурсы, монтаж, пространство, динамику смены кадров и др. для того, чтобы создать единое – отрицательное — впечатление от увиденного.

К опасным технологиям в речевых высказываниях, выведенных в фильме, должна быть отнесена также «черная риторика». Речь идет о манипулятивной подмене тезисов. Концепция фильма, в которую вписан анализируемый фрагмент, базируется на ложных посылках, что грантовая деятельность – это бизнес, и что «настоящая» правозащитная деятельность должна быть волонтерской. Таким образом, в массовом сознании поддерживается ложная идея о том, что «честно» – только то, что «бесплатно». В анализируемом эпизоде ставится под сомнение и грантовая деятельность правозащитников как таковая.

Ложные посылки призваны представить правозащитника Святослава Хроменкова «не нашим», лицемерным человеком, который «зарабатывает на каждом тренинге столько, сколько многим его подопечным и за месяц не снилось». Представленная Хроменковым в Общественную коллегию справка опровергает прозвучавшие в фильме сведения о доходах правозащитника, как откровенную ложь. Однако даже без приведенных цифр одни только утверждения с экрана о высокой зарплате, которая многим «не снилась», производят в контексте российских реалий отрицательное действие на репутацию правозащитника.

5.2. Итоги исследования свидетельствуют о нарушении в фильме РЕН ТВ «Грантоеды: на голубом глазу» большинства норм профессиональной этики, принятых в российской Хартии телерадиовещателей. А именно:

принципа достоверности;

принципа защиты прав и законных интересов граждан и организаций, общественного здоровья и нравственности;

принципа недопустимости обнародования информации, которая ставится в зависимость от политических, коммерческих и иных интересов третьих лиц;

принципа недопустимости организации информационных кампаний по целенаправленной дискредитации граждан и организаций в конъюнктурных целях.
Хартия декларирует также нарушенный РЕН ТВ отказ от распространения полученных от третьих лиц материалов с использованием скрытой видео-, аудиозаписи, фотосъемки, прослушивания телефонных переговоров, если предоставившее такие материалы лицо не обеспечит доказательства законности получения подобной информации, в частности, специальное судебное решение.

В фильме РЕН ТВ «Грантоеды: на голубом глазу» фактом обнародования семейного разговора Святослава Хроменкова с его женой о предстоящем семинаре нарушен также важнейший для телевизионщиков принцип невмешательства в частную жизнь. Хартия провозглашает Уважение и соблюдение неприкосновенности частной жизни. Сбор, хранение и использование информации о частной жизни лица, включая аудиозапись, фото- и видеосъемку на частной территории без его согласия не допускаются.

6. Соглашаясь с выводами своего эксперта, Коллегия считает необходимым дополнить сказанное проф. С.К. Шайхитдиновой напоминанием о том, что, согласно преамбуле Хартии телерадиовещателей, «результат исполнения профессионального долга зависит не только от совершенства законодательной базы, регулирующей отношения телерадиовещателей, властных структур и общества, но и от норм журналистской этики, диктующих правила самоограничения и устанавливающих грань дозволенного в публичном распространении материалов, способных нанести вред нравственному, физическому и психическому здоровью людей».

Коллегия отмечает, далее, что авторами и редакцией, отвечавшей за его выпуск в эфир, были определенно нарушены такие позиции раздела «Достоверность информации» Хартии ТРВ как:

— Проведение четких различий между сообщениями о фактах, комментариями и предположениями во избежание их отождествления.

— Публикация информации, полученной только из надежных источников; необходимость в случае возникновения сомнений в ее достоверности делать необходимые оговорки.

— Незамедлительное исправление допущенных в сообщениях ошибок и неточностей в такой форме, чтобы телезрители и радиослушатели имели полную возможность его заметить.

7. Коллегия считает необходимым, обращая на это особое внимание всех лиц и организаций, заинтересованных в качестве российской журналистики и в доверии к журналистам граждан, дословно воспроизвести в решении, посвящённом оспоренному фрагменту материала РЕН ТВ «На голубом глазу» следующие позиции своего решения № 186 от 01.11.2018 г. по оспоренному тем же заявителем фрагменту выпуска «Право налево -2» программы «ЧП. Расследование» (НТВ): заменив в единственном случае аббревиатуру «НТВ» на аббревиатуру «РЕН ТВ»:

7.1. Коллегия отмечает безусловную предвзятость авторов сюжета, их изначальную направленность на подрыв репутации конкретных правозащитников и руководимых ими организаций. Приведение недостоверных данных в данном случае есть основание рассматривать как метод, использованный для достижения целей, очевидно далёких от относимых к журналистской профессии.

Напоминая о том, что предвзятость, тенденциозность не являются признаками добросовестной журналистики, что социальная ответственность журналиста несовместима с участием в информационных войнах, с манипулированием информацией и сознанием адресатов СМИ, коллегия отмечает, что сюжет, составляющий предмет информационного спора, не может рассматриваться как обеспечивающий право граждан на информацию в силу выраженного дезинформационного начала.

7.2. Говоря о нарушении базовых принципов и норм профессиональной этики журналиста и медиаэтики, Коллегия отмечает, что под видом добросовестно собранного в конкретный сюжет достоверного контента (предполагаемого информационным расследовательским) вещателем были распространены сообщения, достоверность которых не была подтверждена доступными журналисту и СМИ методами проверки. Что специальными профессиональными приёмами (маркёрами, различимыми телезрителем) достоверная информация не была отделена от слухов и домыслов определенного, а именно диффамационного, пачкающего, антирепутационного характера.

7.3. Коллегия считает необходимым специально остановиться на утверждении заявителей о том, что документы, выведенные на экран, могли быть получены только путём взлома их электронной почты, и что информация о перемещениях С.И. Хроменкова могла быть получена тележурналистами из третьих источников, не имеющих отношения к журналистике.

Исходя из логики социальной и профессиональной ответственности органа саморегулирования и руководствуясь принципом непричинения вреда СМИ и журналистам, Коллегия воздерживается от обращения к руководству ФСБ, Следственного комитета МВД и Генеральной прокуратуры РФ с просьбой о проведении расследования, направленного на установление механизмов и деталей процесса выведения в эфире федерального телеканала информации и документов заявителей, которые не могли быть получены, по их мнению. иным путём, чем взлом электронной почты конкретных правозащитных организаций и прослушивание телефонных переговоров.

Уточняя, что вопросы о нарушении тайны переписки и тайны телефонных переговоров граждан и организаций относятся к нарушениям конституционных норм и норм российского уголовного права,  и потому не могут рассматриваться в качестве предмета информационных споров, соответствующих её компетенции, Коллегия, однако, обращает внимание на то, что установление истины в вопросе о том, каким именно образом не находившиеся в открытом доступе документы заявителей попали к авторам выпуска конкретной программы, соответствует интересам не только конкретных заявителей, но и миллионов граждан, являющихся телезрителями, а также самих телевизионных журналистов — либо освобождая их от подозрения в совершении противозаконных действий (в этом случае на журналиста неизбежно останется обвинение в нарушении профессионально-этических норм, в не отделении собственно журналистского контента от контента, предоставленного им третьими лицами или организациями, например), либо подтверждая сам факт таких действий.

Коллегия обращается к руководству телекомпании РЕН ТВ с настоятельной рекомендацией о проведении служебного расследования ситуации, обнаруженной заявителями, и об уведомлении о результатах такого расследования как самих заявителей, С.И. Хроменкова и Н.Е. Варшней, так и Общественной коллегии по жалобам на прессу.

7.4. Коллегия, соглашаясь с тезисом заявителей о вторжении в их частную жизнь, исходит из того, что в силу специфики гражданской, общественной деятельности заявителей (правозащита, защита прав и свобод человека), являющейся по определению общественно значимой и публичной, допускается в качестве априори возможной (в определённых границах, разумеется) «просвеченность» любого эпизода, пересекающего личную жизнь правозащитника с его общественной деятельностью. Сказанное означает, что частная жизнь правозащитника как публичной персоны в определенных обстоятельствах может становиться объектом пристального критического, в том числе – заведомо пристрастного внимания со стороны СМИ и журналистов.

Признавая, что любой гражданский активист может рассматриваться как публичная персона, Коллегия, вместе с тем, считает полезным напомнить всем представителям медийных организаций известное положение «Декларации о средствах массовой информации и правах человека», касающееся уважения частной жизни людей, занимающих видное общественное положение. «Тезис “там, где начинается публичная жизнь, частная жизнь заканчивается” не является адекватным для охвата этой ситуации. Частная жизнь людей, занимающих видное положение, должна защищаться, за исключением случаев, когда она может оказывать воздействие на общественно значимые события. То обстоятельство, что какое-то лицо фигурирует в новостях, не лишает его права на уважение его частной жизни».

8. Коллегия, подводя итог сказанному, находит, что неизвестные ей авторы материала «На голубом глазу» в оспоренном фрагменте нарушили такие принципы Медиаэтического стандарта, как «Профессиональная и социальная ответственность журналиста» («Журналистская деятельность несовместима с участием в информационных войнах, с манипулированием информацией и сознанием адрсатов СМИ»), «Добросовестное освещение событий» («Предвзятость и тенденциозность не являются признаком добросовестной журналистики»), «Уважение частной жизни и человеческого достоинства» («Уважение частной жизни не допускает представления человека в ложном свете, (…) исключает несанкционированную публикацию частных фотографий, предполагает защищённость от неоправданных или недопустимых бестактных действий, защиту от неправильного использования материалов личной переписки, защиту от раскрытия информации, предоставленной или полученной индивидом в конфиденциальном порядке»).

8.1. Коллегия признаёт, что характер нарушений профессионально-этических стандартов, совершённых авторами оспоренного фрагмента, даёт основания говорить о злоупотреблении правами журналиста (как минимум, в профессионально-этическом смысле) и о медиаэтическом нигилизме телевещателя, выпустившего сюжет такого характера и качества в прайм-таймовый телеэфир.

9. Коллегия оставляет без рассмотрения, анализа и оценки (как опредёленно не относящуюся к сфере её компетенции) содержательную сторону вопроса появлении фальшивого аккаунта в соцсети ВКонтакте, полагая при этом профессионально недопустимыми и сам факт использования этой заведомо диффамационной, пачкающей и при этом очевидно не проверявшейся журналистами «информации» в материале «На голубом глазу», и попытку пресс-службы телекомпании РЕН ТВ опорочить заявителя отсылкой к этой «информации» в ответе редакции «Медиазоны».

9.1. Коллегия подчеркивает, что признавая бесфамильного «интервьера» («Давид») своим стрингером, телекомпания принимает на себя всю полноту ответственности за «вклад» этого персонажа в подготовленный и выпущенный в эфир материал.

10. Коллегия обращает особое внимание на то, что в ответе редакции «Медиазоны» пресс-служба телекомпании РЕН ТВ совершает грубую медиаэтическую (как минимум) ошибку, заявляя, что «в современном понятии стрингером может стать любой очевидец, проявивший инициативу и предоставивший фото- или видеоматериал».

Попытка подменить представление о стрингере как журналисте-фрилансера (базовое слово в словосочетании – журналист, человек, принадлежащий определенной профессии, имеющий определенные права и обязанности, несущий ответственность за слово или кадр) стрингером как «любым» источником информации подрывает основы журналистской профессии и журналистики в целом.

11. Коллегия сожалеет о позиции, занятой заявителями в части прямого адресного реагирования на публикацию телекомпании РЕН ТВ. Речь об отказе от обращения заявителей как непосредственно к публикатору (с конкретными претензиями и требованиями), так и в органы, способные разобраться в «утечках» информации, охраняемой законом от опубличивания третьими лицами и организациями. Подход «врачу, исцелился сам» очевидно не работает там, где журналистику начинает замещать политическая пропаганда с признаками «языка вражды».

12. Коллегия обращает внимание журналистов, дорожащих членством в профессии, представителей общественных организаций и органов власти г. Иркутска на недопустимость ситуации, при которой преподаватель, занимающийся в личное время высокой, общественно значимой правозащитной деятельностью из персоны, вызывающей заслуженное уважение граждан, превращается, по сути, в изгоя: по самому факту вброса на территорию публикаций заведомо грязных, призванных опорочить людей, становящихся объектами внимания условных «представителей медиа». Не затрудняющихся, как было сказано выше, соблюдением принципа социальной и профессиональной ответственности журналиста.

13. Общественная коллегия просит:

— редакции журналов «Журналист» и «Информационное право» — опубликовать состоявшееся решение Общественной коллегии;

— факультет журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова, а также факультеты журналистики других вузов – обсудить состоявшееся решение Общественной коллегии со студентами, изучающими профессиональную этику;

— Комиссию Общественной палаты Российской Федерации по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций – принять к сведению состоявшееся решение Общественной коллегии.

Настоящее решение принято консенсусом.

Председательствующий,

Ю.В. Казаков

Источник: https://www.presscouncil.ru/praktika/zhaloby-kollegii/postupivshie-zhaloby/6009-zhaloba-irkutskikh-pravozashchitnikov-na-telekanal-ren-tv?start=4

Поделись с друзьями
Share on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Email this to someone
email
Print this page
Print