Домой Доска позора Олимпийский шабаш

Олимпийский шабаш

1796
4

Владимир Дектерев, газета «Правда»

758760ed-7daa-4b54-9c6b-a97ab1afea5eВ России много насущных нерешённых проблем. Это и разруха в экономике: предприятия, производящие нужную стране продукцию, продолжают уничтожаться уже третий десяток лет, а «рост» валового внутреннего продукта происходит за счёт банковского сектора, спекуляций недвижимостью, услуг юристов и чиновников и т.п. Это и вал социальных проблем: бедность основной части населения, минимальная зарплата ниже прожиточного минимума, нищенские пенсии, пособия и стипендии, наполовину угробленное жилищно-коммунальное хозяйство и ещё много чего. На всё это у властей «нет денег». Зато всегда есть деньги на всякого рода международные мероприятия, которые, по их понятиям, поднимают престиж страны. Вбухивая в них триллионы рублей, чиновники стараются отвлечь народ от кричащих проблем нашей внутренней жизни.

ВСЯ ЭТА престижная «отвлекуха» отвлекает не только внимание, но и огромные ресурсы от решения насущных проблем. Саммит АТЭС во Владивостоке обошёлся, по данным Счётной палаты, в 679 миллиардов рублей. Универсиада в Казани, по оценке президента Татарстана, — в 230 миллиардов. Затраты на зимнюю Олимпиаду в Сочи за год до открытия оценивались в 1 триллион 526 миллиардов рублей. На чемпионат мира по футболу планируется истратить 1 триллион 390 миллиардов рублей. Хотя это далеко не окончательная цифра, в сумме получается 3 триллиона 825 миллиардов рублей.

На эти деньги можно было бы решить немало насущных проблем. Например, по данным Росстата, в стране сейчас аварийного и ветхого жилья 98,9 миллиона квадратных метров. Если взять среднюю за 2008—2013 годы стоимость квадратного метра вновь построенного жилья, которую регулярно публикует Федеральное агентство по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству (30825 рублей), то для замены всего аварийного и ветхого жилья на новое потребовалось бы 3 триллиона 49 миллиардов рублей. И ещё 776 миллиардов осталось бы на капитальный ремонт домов, чтобы не доводить их до состояния ветхости. Что же касается, к примеру, повышения минимальной зарплаты до прожиточного минимума, то на это требуется сумма на порядок меньшая.

Самодурство чиновников

Но дело тут не только в стремлении отвлечь внимание людей от нежелания правительства решать острейшие проблемы страны. Такие гигантские затраты на поддержку международного престижа страны обусловлены вовсе не реальной стоимостью подобных мероприятий. По крайней мере, внешне они выглядят как самодурство чиновников, причастных к принятию решений.

2f49b030a8c5

Например, для строительства моста на остров Русский во Владивостоке к саммиту АТЭС они выбрали самый нелепый вариант его расположения. Вместо того, чтобы построить мост в наиболее удобном месте — из района морского торгового порта, где расположены морской, железнодорожный и автовокзал и начинается дорога в аэропорт (через маяк и остров Елены), — они расположили его на самых дальних задворках, добираться до которых надо вокруг всего города по забитым транспортом улицам. Чтобы хоть ненамного сократить это расстояние, они решили построить ещё один мост — через залив Золотой Рог.

Поэтому вместо простенького моста построено два циклопических сооружения, которые стоят в десятки раз дороже. Мост на остров Русский разместили над глубоководным фарватером, по которому в бухту Золотой Рог заходят океанские суда (пролив Босфор Восточный). Высота его центрального вантового пролёта, удерживаемого 320-метровой высоты пилонами, составляет 70 метров над поверхностью воды, а длина — более 1,1 километра. Общая протяжённость моста с эстакадами — 3,1 километра. Мост через бухту Золотой Рог ненамного ему уступает. Высота центрального пролёта с 226-метровыми пилонами составляет 64 метра, длина — 737 метров, общая длина с эстакадами — 2,1 километра плюс 250-метровый тоннель.

BfdnqRLCUAA2o7y
Торжество «Распилиады»

Но все рекорды чиновничьего самодурства побила зимняя Олимпиада в Сочи. В России есть множество прекрасных мест для проведения зимних Олимпийских игр. Они действительно нуждаются в развитии, в современной инфраструктуре, чтобы полностью раскрыть свой рекреационный потенциал. Подготовка к проведению зимней Олимпиады могла бы стать неоценимой для их развития.

Однако для Игр правительством было выбрано самое неподходящее для этого место: в субтропиках, где зимними видами спорта можно заниматься разве лишь месяц в году, да и то на искусственном снеге и искусственном льду. Так, с 7 по 23 февраля 2013 года (дни Игр в предстоящем году) в Красной Поляне под Сочи, где должны проходить соревнования по лыжным гонкам, биатлону, прыжкам с трамплина, горным лыжам и другим зимним видам спорта на открытом воздухе, средняя дневная температура составила 8 градусов тепла. Причём 7 февраля температура была +13, а 11 февраля воздух прогрелся до +15 градусов.

Если нынешней зимой в Красной Поляне повторится нечто подобное — а это вполне вероятно, — то провести все запланированные там виды соревнований на бесснежных склонах будет просто невозможно. При такой температуре даже нескольких артиллерийских дивизий снеговых пушек не хватит, чтобы поддержать в пригодном состоянии лыжные, а тем более горнолыжные трассы. Снег будет таять быстрее, чем его будут набрасывать даже при круглосуточной работе тысяч пушек. Так что надо быть готовыми к конфузии мирового масштаба.

Что же касается остальных видов соревнований, для которых требуется искусственный лёд, то они пройдут вообще в самом жарком месте не только России, но и Большого Сочи — в Имеретинской низменности. Единственное, что здесь утешает, — стопроцентная возможность обеспечения поддержания искусственного льда в крытых стадионах.

Оборотная сторона рекламной картинки

Но сумасбродство чиновников не ограничивается одним только климатом, не совместимым с проведением зимней Олимпиады. Они решили провести её в перенаселённом городе, где нет ни клочка свободной земли для возведения олимпийских объектов. Именно это обстоятельство и предопределило выбор места для строительства основных олимпийских объектов: в Имеретинской низменности — субтропическом болоте, находящемся на берегу Чёрного моря. Твёрдые грунты здесь отсутствуют до глубины в 170 метров. Именно поэтому там ничего не строилось. Лишь частный сектор сумел обжиться на этом болоте, возведя лёгкие жилые и хозяйственные постройки.

index

Даже далёкий от строительства человек может себе представить, во сколько раз дороже обходится строительство на подобных грунтах крупных сооружений. А их там немало: главный олимпийский стадион «Фишт» вместимостью 40 тысяч зрителей, дворец зимнего спорта «Айсберг» на 12 тысяч человек и такой же вместимости ледовый дворец «Большой», «Адлер-арена» на 8 тысяч, ледовая арена «Шайба» на 7 тысяч и кёрлинговый центр «Ледяной куб» на 3 тысячи зрителей, главная олимпийская деревня из 1500 апартаментов на 3000 человек.

Кроме того, в Сочи крайне не развита транспортная инфраструктура. Ситуация на сочинских дорогах и до Олимпиады характеризуется неимоверными пробками, в сравнении с которыми московские заторы выглядят вполне терпимо. В связи с наплывом высокопоставленных чиновников, официальных делегаций, привыкших к регулярному перекрытию движения, обстановка на дорогах в период проведения Олимпиады станет настоящим кошмаром. Предусмотренное в рамках подготовки к Играм строительство дублёра Курортного проспекта в этом отношении мало что даст. Так же, как реконструкция аэропорта и строительство грузового порта. Ничего не даёт перегруженной транспортной инфраструктуре города и самый дорогой объект сочинской стройки — 48-километровый дублёр трассы Адлер—Красная Поляна.

Original

Согласно требованиям Международного олимпийского комитета, к Красной Поляне, где пройдут соревнования на открытом воздухе, наряду с действующей трассой должен быть построен дублёр. При обсуждении вопроса о строительстве этого дублёра предлагался экологичный вариант связи Адлера с Красной Поляной канатными дорогами с гондолами вместимостью от 180 человек по опыту альпийских стран. Однако все более экономичные и экологичные альтернативы были категорически отвергнуты властями. Организаторы Игр решили построить совмещённую 4-полосную автомобильную и железную дорогу вдоль берега горной реки Мзымта.

Прокладка такой дороги оказалась экологически разрушительным и крайне сложным в инженерном отношении проектом. Она представляет собой совокупность тоннелей и мостов. В ходе строительства на окрестных склонах массово уничтожалась растительность. Ущерб нанесён не только реке, но и национальному парку, через который она протекает.

И, естественно, цена этой чиновничьей игрушки — в сотни раз выше, чем канатной дороги. За 266 миллиардов рублей, в которые она обошлась, можно было построить 940 километров качественных 4-полосных магистралей, что существенно превышает ежегодный ввод автодорог в стране.

Наконец, Сочи — это энергодефицитный город, а олимпийские объекты очень энергозатратны. Для обеспечения нормального функционирования Игр требуется мощность более 650 мегаватт. Для сравнения, потребление электроэнергии самим полумиллионным городом составляет 450—550 мегаватт. Имеющиеся в Сочи генерирующие мощности покрывают лишь потребности города.

Первоначальный план включал в себя строительство Кудепстинской ТЭС (367 мегаватт) и переброску электроэнергии из района Туапсе (380 мегаватт). Однако строительство ТЭС так и не началось. Поэтому упор сделан на модернизацию городских электросетей, которые находятся в плачевном состоянии, и строительство высоковольтных линий электропередачи.

Однако многолетние наблюдения показывают, что на февраль в Сочи приходятся наиболее неблагоприятные погодные условия, которые приводят к обледенению и обрывам линий электропередачи, даже вполне современных. В течение 2012 года из-за обрывов линий электропередачи в городе зафиксировано более тысячи отключений электроэнергии.

Так что надеяться на бесперебойную переброску энергии с Кубани приходится лишь в том случае, если погода в феврале 2014 года будет такая же, как в феврале 2013-го. Если же столбик термометра будет опускаться ниже ноля, то с неизбежностью встанет дилемма: отключать электроснабжение Олимпиады или полумиллионного города. Даже предложение установить девять мобильных электростанций общей мощностью 200 мегаватт не в состоянии решить эту проблему.

Зачем?

Возникает естественный вопрос: откуда это сумасбродство чиновников? Почему они всегда выбирают самые нелепые решения, порой в десятки и сотни раз удорожающие строительство объектов, необходимых для престижных международных мероприятий? Не потому ли, что чем дороже объект, тем больше денег для «распила»? Никакого другого объяснения такому их поведению придумать невозможно.

Вот типичный пример. В 2006 году предприниматель Валерий Морозов официально получил госконтракт на строительство жилого комплекса на 700 ВИП-номеров в Имеретинской низменности. Однако заместитель начальника главного управления капстроительства управления делами президента Владимир Лещевский, в чьём ведении находился данный тендер, вернувшись из отпуска, обнаружил «непорядок». Как писала пресса, он вызвал к себе Морозова и заявил, что за контракт необходимо заплатить 12% от его стоимости. При этом чиновник пошёл на «уступки», согласившись получить «откат» в рассрочку.

«С середины 2007-го по июнь 2009 года я платил ему почти 20 раз, — пояснял предприниматель. — Обычно я передавал деньги в небольшой сумке или маленьком портфеле прямо у него в кабинете, находящемся рядом с Кремлём. В целом я заплатил ему около 180 миллионов рублей». Несмотря на то, что все эти действия происходили под наблюдением стражей порядка и снимались скрытой камерой, высокопоставленное начальство распорядилось уголовное дело не заводить, а улики уничтожить.

Зато у предпринимателя начались проблемы. Компанию Морозова исключили из списка строительных подрядчиков олимпийского объекта, а всю строительную технику конфисковали. Оставшись без денег и госконтракта, он подал жалобу тогдашнему президенту Дмитрию Медведеву и заявление в Следственный комитет. В августе 2010 года уголовное дело в отношении Лещевского всё же было возбуждено, и тот был временно отстранён от исполнения обязанностей, а затем переведён на должность заместителя директора ФГУП «Дирекция по строительству и реконструкции объектов федеральных государственных органов», через которого проходят госконтракты на десятки миллиардов рублей. Уголовное же дело было спущено на тормозах.

А вот у компании Морозова начались большие неприятности. Налоговики выкатили ему счёт на 113 миллионов рублей, обвинив в занижении прибыли. Самому предпринимателю из-за угроз расправой пришлось бежать из страны и просить политического убежища в Великобритании.

Несмотря на чудовищные злоупотребления на олимпийской стройке, ни одного расследования фактов воровства, коррупции, доведённого до суда, не было. Наоборот, преследованиям со стороны правоохранительных органов подвергались те, кто обращался в них за защитой от коррупционеров. А когда был снят документальный фильм, рассказывающий о безобразиях при строительстве олимпийских объектов в Сочи, в том числе эпизод об угрозах подрядчику, которого обещали «утопить в крови» в случае отказа платить 50-процентный «откат», его продюсеру Симоне Бауманн представители российских властей предложили крупную сумму за отказ от демонстрации фильма.

ВОТ ФРАГМЕНТ ФИЛЬМА

В условиях такой безнаказанности казнокрады процветают. И ничто не останавливает их от принятия сколь угодно идиотских решений, если те сулят им более высокие «откаты». Судите сами: если за содействие получению контракта в 1,5 миллиарда рублей чиновник получает 12%, или 180 миллионов рублей, то 12% от контракта в 15 миллиардов — он получает уже совсем другую сумму, в 150 миллиардов — третью, а в 1,5 триллиона — четвёртую. Колоссальный ущерб, наносимый такими решениями государству, их не колышет: главное — набить свой собственный карман.

ГЧП

Но и этот вред усугубляется практикой так называемого государственно-частного партнёрства (ГЧП). Суть его заключается в том, что крупные бюджетные расходы «осваиваются» с дополнительным привлечением частного капитала. При этом частный инвестор либо получает построенный объект в свою собственность целиком, либо долю в нём, которую затем продаёт, например, тому же государству. Понятно, что доступ к ГЧП получают только люди, очень близкие к высшим госчиновникам. У нас их с лёгкой руки опального миллиардера Гусинского называют олигархами, так как именно они в то время определяли, кого и на какую должность сажать в правительство.

Те 12-процентный и даже 50-процентный «откаты», о которых шла речь выше, могут требовать только относительно мелкие чиновники, распределяющие небольшие объекты, не интересующие крупных хищников. Самые лакомые куски распределяют самые высокие должностные лица и за совершенно другие проценты. Точнее, даже не за проценты, а за долю в награбленном совместными усилиями. Усилия эти заключаются в следующем.

Чиновники заключают с олигархами договор о совместном финансировании строительства заранее оговоренных объектов. Например, половину оплачивает государство, а половину — олигархи. Но когда начинается строительство, а порой и до его начала, «вдруг» выясняется, что затраты на строительство объектов определены «неверно», что «на самом деле» они гораздо выше. Чиновники с этим «соглашаются», увеличивают стоимость строительства и изыскивают деньги для его продолжения. И так повторяется несколько раз.

Стоимость строительства (а вместе с ней и размеры доли государства в его финансировании) по мере продвижения строек к завершению всегда растёт и, как правило, в разы. Чиновники «вынуждены» неоднократно выделять на них дополнительные деньги из бюджета, так что построенные объекты олигархи получают для использования или продажи не только бесплатно, но ещё и с приличной «премией».

Возьмём в качестве примеров совместное освоение денег на строительстве некоторых олимпийских объектов в Сочи.

Дублёр дороги Адлер—Красная Поляна (в качестве частного партнёра привлечён Владимир Якунин). Начальная стоимость строительства — 91 миллиард рублей. В 2009 году она выросла до 266,4 миллиарда. Увеличение затрат — в 2,9 раза.1623901_20140115201305.gif

Главный олимпийский стадион «Фишт». Начальная стоимость строительства — 7,5 миллиарда рублей. Затем она выросла до 23,5 миллиарда. Увеличение затрат — в 3,1 раза.

Стадион «Адлер-арена». Увеличение затрат — в 4,3 раза.

Олимпийский комплекс для прыжков с трамплина «Русские горки» (в качестве частного партнёра привлечён Ахмет Билалов). Начальная стоимость строительства — 1,2 миллиарда рублей. Окончательная — 8 миллиардов. Увеличение затрат — в 6,7 раза.

То же самое происходило и с общим уровнем затрат на сочинскую Олимпиаду. Летом 2007 года в Гватемале в ходе сессии Международного олимпийского комитета Владимир Путин заявил, что готов потратить на это мероприятие в разы больше, чем предлагали конкуренты: австрийцы и южнокорейцы. Общий объём финансирования заявленной им программы (313,9 миллиарда рублей) вдвое превышал затраты на самую дорогую зимнюю Олимпиаду — в Ванкувере.

Однако уже в 2008 году эта программа была свёрнута, а вместо неё появилась семилетняя программа строительства олимпийских объектов и развития Сочи как горно-климатического курорта. В ней уже не расписывалось финансирование объектов, а просто определялись ответственные лица.

В сентябре 2011 года министерство регионального развития оценило расходы за 2009—2012 годы на реализацию правительственной программы строительства олимпийских объектов и развития Сочи как горно-климатического курорта уже в 1 триллион 54 миллиарда рублей, из которых 699,3 миллиарда предусмотрено выделить из федерального бюджета. Кроме того, заметим, что 304 миллиарда бюджетных рублей вложено в уставной капитал госкорпорации «Олимпстрой».

В феврале 2013 года в документах, полученных Государственной комиссией по подготовке зимних Олимпийских игр в Сочи, было указано, что на подготовку к играм 2014 года в Сочи будет затрачено 1 триллион 526 миллиардов рублей. Как видим, сумма в 4,9 раза превышает исходную. И это при том, что масса с помпой заявленных проектов из программы тихо исчезла. В ней уже нет насыпных островов «Федерация», нет новой дороги от Туапсе до Сочи, нет многих заявленных пятизвёздочных гостиниц (вместо них — пустыри в лучших местах города).

Эту цифру, объявленную за год до начала Игр, велено было считать «окончательной». Вот только верится в это с трудом. С февраля олимпийская стройка превратилась в «чёрный ящик». Никакой информации о фактических затратах на неё наружу не просачивается. Между тем, для сравнения, затраты на подготовку саммита АТЭС во Владивостоке с первоначально заявленных 100 миллиардов рублей выросли до 679 миллиардов, то есть в 6,8 раза. Наши чиновники — большие мастера на такие фокусы.

О том, что этот рост стоимости строительства при государственно-частном партнёрстве происходит исключительно вследствие разграбления государственных средств партнёрами, неопровержимо свидетельствуют международные сравнения. Так, строительство двух мостов во Владивостоке общей длиной (вместе с эстакадами) 5,2 километра обошлось ровно в такую же сумму, как и строительство такого же по конструкции моста через залив Ханчжоувань в Китае длиной 35,6 километра. Стоимость трамплинов комплекса «Русские горки» в Сочи в 10 раз выше среднемировых затрат на такие же трамплины. В ЮАР, где проходил последний чемпионат мира по футболу, стадионы стоили по 100 миллионов долларов (примерно 3 миллиарда рублей), а смета строящегося стадиона в Санкт-Петербурге за счёт бюджета города возросла с 15 до 40 миллиардов рублей.

Конечно, за счёт Олимпиады наживаются не одни только олигархи. Чего только стоят производство и перемещение олимпийских факелов по территории страны и прочим весям, начиная от дна Байкала до космоса. Конечно, и на этой мишуре наживается немало людей. Но эти рекламные затраты не идут ни в какое сравнение с размерами «олимпийского» разграбления бюджета чиновниками и олигархами.

Кредитные манёвры

Многократное завышение стоимости возводимых объектов с целью расхищения государственных средств — не единственное ноу-хау изобретателей государственно-частного партнёрства. Это народ ушлый. Он подключил к процессу разграбления и банковскую систему.

Наши олигархи, без сомнения, люди очень богатые. Но свои богатства они хранят в офшорах. А их российские предприятия всегда по уши в долгах, так что в принципе не могут ничего профинансировать. Поэтому средства, которые олигархи якобы вкладывают в рамках государственно-частного партнёрства, они всегда занимают в «государственных» банках под гарантии правительства. Например, у Владимира Потанина из освоенных на строительстве горнолыжного курорта «Роза Хутор» 68,6 миллиарда рублей 55,7 миллиарда пришлось на кредит «Внешэкономбанка», купленного в своё время правительством «для себя» на бюджетные деньги. Всего ВЭБ выдал олимпийских кредитов на 241 миллиард рублей.

Поначалу в отношении частных инвестиций в олимпийские стройки Сочи действовало правило, согласно которому 70% вложений покрывалось за счёт кредитов государственной корпорации «Внешэкономбанк». Однако уже в конце 2012 года власти признали, что все, без исключения, объекты Олимпиады убыточны и никогда не окупятся. В результате они «договорились» с олигархами увеличить для них долю кредитов ВЭБа до 90%.

Однако когда приходит пора платить по полученным кредитам, олигархи заявляют, что построенные и полученные ими объекты не дают прибыли, а потому они «не могут» вернуть долг. Ведь инвестиции они осуществляют через дочерние структуры, у которых, кроме уставного капитала да долгов по кредитам, ничего нет (награбленное за счёт удорожания строительства уже давно вывезено в офшоры). Поэтому правительству «приходится» исполнять свои гарантии и оплачивать долги олигархов. Но, оказывается, не только их.

image004

Под предлогом убыточности эксплуатации олимпийских объектов частные инвесторы несколько раз обращались в правительство с просьбой о поддержке. Ещё весной Герман Греф, Алексей Миллер, Олег Дерипаска и Владимир Потанин направили коллективное письмо с просьбой субсидировать не менее половины ставки кредита ВЭБа и продлить им льготную ставку аренды федеральной земли в Сочи на 49 лет.

Недавно олимпийские инвесторы, построившие главные объекты к Играм, снова, и уже в ультимативной форме, обратились за помощью к властям, настаивая, что не смогут вернуть кредиты «Внешэкономбанку» без их реструктуризации и налоговых льгот. Ключевыми здесь являются слова о налоговых льготах. Ведь их олигархи требуют не для олимпийских «дочек», а для своего основного бизнеса. А это — огромные суммы. Так что «партнёры» получают не только разницу между реальной и официально установленной стоимостью строительства, но и основную часть взятых под строительство кредитов.

Щепки летят

Но там, где чиновники и олигархи «пилят» большие деньги, всегда страдают ни в чём не повинные люди. Вот и в перенаселённом Сочи, где, повторюсь, вообще нет участков для нового строительства, чтобы освободить место для олимпийской стройки, были исковерканы судьбы тысяч жителей Имеретинской низменности и других частей города. Причём, как оказалось, значительная часть отчуждаемой территории была предназначена не для олимпийских объектов, а для застройки частными виллами, гостиницами, торгово-развлекательными центрами и аквапарками. То есть под предлогом проведения Олимпиады власти решили заодно приватизировать для «своих» частных инвесторов приглянувшиеся им земли.

Поначалу чиновники решили действовать нахрапом. Они потребовали выселения людей безо всякой компенсации под предлогом того, что они якобы незаконно занимают землю и домовладения, так как не оформили их должным образом. Это при том, что многие семьи имеретинцев живут на этих землях с начала прошлого века. Под раздачу попали и расположенные здесь угодья и посёлки сельхозпредприятий: «Южные культуры», «Южзеленхоз», Адлерская опытная овощная станция, совхоз «Россия». Люди лишались не только земли, продукции, получаемой с приусадебных участков, но и работы.

Скандально известный губернатор Краснодарского края Ткачёв разработал целую войсковую операцию: «Департаменту строительства Краснодарского края совместно с администрацией города Сочи… обеспечить снос всех незаконных строений… Ход выполнения данного решения… рассматривать на плановой основе на очередных заседаниях и рабочих совещаниях региональной антитеррористической комиссии Краснодарского края и Совета безопасности при главе администрации Краснодарского края».

Однако на войне — как на войне. Жители Имеретинской низменности не согласились с губернаторской кликой, что живут на своей земле якобы незаконно. Они направили письма в разные инстанции, в том числе и в Международный олимпийский комитет, о том, что будут бороться за свои права и во всеоружии встретят комиссию МОК, когда она приедет в город. Это подействовало.

Власти, как краевые, так и сочинские, вынуждены были сделать резкий разворот. Мэр Сочи, как ни в чём не бывало, будто и не было оформленных решений о сносе домов, призвал имеретинцев не верить «кривотолкам, слухам и сплетням», а также пообещал «содействовать гражданам в регистрации их собственности — той собственности, что от века не была оформлена должным образом».

Первую кавалерийскую атаку чиновников удалось отбить. Выбросить людей из их домов без какой-либо компенсации им не удалось. Пришлось строить жильё для переселения людей. Но власти и тут смошенничали.

Мало того, что граждан, живших у моря, отселяли за 5—10 километров от берега, но ещё и жилья построили гораздо меньше, чем требовалось для отселения. Людей стали силой выселять в «уплотнённые» квартиры (в 2—3 раза меньшей площади, чем положено по нормам), а кому их не досталось — во временные, кое-как приспособленные помещения и пустующие пансионаты. Те, кому и временного жилья не досталось, вынуждены были жить рядом с грохочущей строительной техникой.

Нет такой инстанции, в которую не обращались бы имеретинцы. На многочисленные митинги и голодовки жителей, выбрасываемых из своих домов, власти просто плевали. Люди прошли все суды, но не нашли в них защиты от произвола чиновников. Теперь ждут, когда до их заявлений дойдёт очередь в Европейском суде по правам человека в Страсбурге. А он и так под завязку завален огромным количеством исков из России.

Что впереди?

Апологеты всей этой «отвлекухи» обычно приводят в защиту действий чиновников «убойный» аргумент: несмотря на все печальные факты завышения сметной стоимости объектов, хищения и «пиления», а также просчёты в проектировании и головотяпство строителей, чиновников и инвесторов, большая часть вложений приходится не на олимпийские объекты, а на развитие самого города. В самом деле, при подготовке зимней Олимпиады в Сочи была проведена реконструкция аэропорта, инженерных сетей, очистных сооружений, построены 566 домов, грузовой порт, новые автомобильные дороги, железнодорожная ветка и многое другое. Польза-то для города огромная!

Что ж, действительно, в Сочи, как и по всей России, куча проблем. Но зачем вместо развития летнего курорта, каким являлась черноморская здравница, выделять чудовищные деньги на создание в субтропиках «горно-климатического курорта», предназначенного для зимних видов спорта? Без этой составляющей затраты были бы несоизмеримо ниже, а на сэкономленные деньги можно было оборудовать не один горнолыжный курорт мирового класса да ещё и решить застарелые проблемы нескольких городов.

Возьмём самый дорогой объект, не относящийся к олимпийским спортивным сооружениям, — совмещённую автомобильную и железную дорогу Адлер—Красная Поляна. Потребовалось бы её строительство для развития Сочи как летнего курорта? Естественно, нет. Она и после проведения Олимпиады никому не понадобится. Грузовой порт городу вообще не нужен. Так же, как не нужны были и 566 жилых домов, в которые переселили жителей Имеретинской низменности, освобождая место под строительство олимпийских объектов. То же самое — со строительством сверхдорогих престижных гостиниц для ВИП-гостей Олимпиады. Они никогда не окупятся.

А какая польза городу от массы гигантских спортивных сооружений, которые ему останутся после Олимпиады? Те, что расположены в горах, могут эксплуатироваться в лучшем случае 1—2 месяца в году, да и то при огромных затратах на поддержание трасс с помощью искусственного снега. Комплекс спортивных сооружений в Имеретинской низменности вмещает 82 тысячи человек. А единственный ранее построенный в Сочи крупный футбольный стадион «Жемчужина» на 10 тысяч зрителей был заполнен всего один раз — во время открытия. Очевидно, что все эти сооружения после Олимпиады будут пустовать. Ведь в Сочи никто не играет в хоккей, не бегает на коньках, не занимается фигурным катанием.

Не помогут олимпийские объекты и привлечь дополнительное число отдыхающих. Они вряд ли будут по карману массовому российскому туристу. При том, что и сейчас цены даже на стандартные номера в отелях города запредельные. Если обычный двухместный номер в четырёхзвездочном отеле Сочи стоит больше двухсот долларов в сутки, то рядом, в Турции, аналогичные апартаменты наши граждане могут снять на порядок дешевле. Так что надеяться на приток отдыхающих россиян не приходится. Они по-прежнему будут летать на средиземноморские пляжи Антальи. А в нашей когда-то всесоюзной черноморской здравнице госкорпорации продолжат проводить дорогущие выездные семинары и конференции за казённый счёт.

Эксплуатация олимпийских сооружений в Сочи заведомо убыточна. Поэтому они не интересны построившим их инвесторам. Значит, государству придётся опять тратить деньги как на выкуп всех объектов Олимпиады, так и на их последующее содержание. Эти огромные пустующие стадионы скорее всего станут быстро ветшающими и разрушающимися памятниками самодурству и расточительности нашей чиновничьей элиты — в назидание потомкам.

Поделись с друзьями
Share on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Email this to someone
email
Print this page
Print

4 КОММЕНТАРИИ

  1. Когда уже этих оккупантов и врагов народа начнут вешать на фонарных столбах? Сколько эти путинские лживые твари могут издеваться над народом? До того все это достало аж сил нет. Начните уже кто нибудь настоящий русский бунт.

  2. Оля, ты дура? Ты сайтом не ошиблась? К такому маьерьяльчику такие комменты не уместны(((

  3. Дождутся они революции. Что за несчастная стран. Не жили хорошо и похоже не будем……

Comments are closed.