Домой Громкие дела Тексты заявлений, обращений и исков Фомин заявляет о преступлениях в иркутском СИЗО

Фомин заявляет о преступлениях в иркутском СИЗО

3944
2

 

 

 

ВОССТАВШИЙ

против

системы

 

Нам был передан очередной рассказ известного тюремного разработчика Фомина Е.А. В нем он говорит о том, как трудно выжить в СИЗО, рассказав правду о преступлениях системы. Каждый из известных ему фактов совершенных по указанию работников СИЗО преступлений он готов подтвердить на допросе и при проверке его показаний на полиграфе. Однако, долгое время его не желают слушать.

 

Свои заметки им изложены собственноручно и переданы нам его адвокатом с максимальным сохранением пунктуации и орфографии.

 

II сообщение Фомина Евгения «Бритва»

одни неопровержимые факты

 

 

 

Я – Фомин Евгений Александрович, 21.06.1979 года рождении, содержусь в ФБУ ИЗ 38/1 гор. Иркутска, в данное время являюсь подсудимым Иркутского областного суда.

_________________________________________________________________________

« Сколько осталось недель и дней мне на мою грешную жизнь»

_________________________________________________________________________

Используя последнюю возможность, не надеясь на торжество Закона, я открыто с указанием фактов сообщаю всем у кого есть гражданская солидарность и мнение, что Законы Российской Федерации должны соблюдать все без исключения. Я расскажу, как начальник ФБУ ИЗ 38/1 г. Иркутска (СИЗО) полковник вн. Службы Мокеев Игорь Рудольфович – совершал преступления, предусмотренные ст. 315 УК РФ «Неисполнение решения суда», ст. 110 УК РФ «Доведение лица до покушения на самоубийство путем угроз, жестокого обращения и систематического унижения человеческого достоинства потерпевшего», ст. 117 ч. 2 п.п. «г,д,з» УК РФ «Истязания» , ст. 285 ч. 3 УК РФ «Злоупотребление должностными полномочиями, повлекшие тяжкие последствия», ст. 286 ч. 3 п.п. «а,б,в» «Превышение должностных полномочий с применением насилия, специальных средств и тяжких последствий».

Далее, привожу события о себе с указанием доказательств.

15 мая 2008 года в 14ч.00м. я, Фомин Е.А., дал показания в качестве свидетеля в процессе рассмотрения материалов уголовного дела по обвинению мэра гор. Слюдянка Иркутской области Сайкова В.И., его заместителя Рамазанова Х.И. и начальника ГОМ МВД гор. Байкальска Иркутской области Карибанова В.В. – Иркутскому областному суду – которыми изобличал совершенные сотрудниками УБОП и ГУФСИН России по Иркутской области в ФБУ ИЗ 38/1 гор. Иркутска. В этих показаниях я рассказал, как я, по указанию оперативников СИЗО совершал преступления в интересах расследовавших уголовное дело следователей. Я избивал и пытал сокамерников с целью склонения их к даче показаний, тексты которых мне передавали оперативники.

  • после того, на меня началось сильное давление в СИЗО с требованием отказаться от этих показаний. Я не стал этого делать. После того, как я отказался под психологическим давлением и угрозами о/у СИЗО Тихонова С.В. сообщить суду о том, что меня якобы подкупил Сайков и показания от 15.05.2008 года лживые со мной начали расправляться;

— 20.05.2008 года без производства беседы, без поводов и основания Нач. псих. Отдела м-р вн. сл. Мокеева (предположительно родственник начальника СИЗО Мокеева И.Р.) выдала мед. Справку, в которой указала лживые сведения о необходимости содержания меня в одиночной камере (доказательство этому медицинская карта Фомина Е.А. из ФБУ ИЗ 38/1 г. Иркутска).

— 26.05.2008 года сотрудники СИЗО провоцируя мед. справкой Мокеевой Фомина Е.А. на агрессию, отобрали незаконно, необоснованно без повода и причин личные вещи и продукты питания Фомина Е.А.. Фомин Е.А. на провокацию не поддался (доказательства личное дело Фомина Е.А. из ФБУ ИЗ 38/1 г. Иркутска том № 3 часть 2 лист 122)

— 25.05.2008 г. о/у СИЗО Тихонов С.В. , которого в том числе Фомин Е.А. изобличил в совершении ряда тяжких и особо тяжких преступлений против заключенных, вместе с другими лицами и в том числе с зам. нач. СИЗО Гиричевым А.И., без законных основания и причин подали рапорт Мокееву, в котором просили Фомина Е.А. изолировать и водворить на одиночное содержание. Мокеев без производства проверки тут же утвердил данный рапорт и поручил Гиричеву привести его в исполнение (Личное дело Фомина Е.А. из ФБУ ИЗ 38/1 г. Иркутска том № 3 часть 2 лист 124)

— 27.05.2008 года на меня одели наручники за спиной и не заводя в камеру за вещами из следственного кабинета СИЗО повели в карцер и между ОКБ1 и ОКБ2 в переходе сотрудники СИЗО Андаев В.Ю., Жеребор Р.А. и Петров Д.О. резиновыми дубинками меняизбили и после этого врач СИЗО Сафинова не оказала мед. помощь, не зафиксировала телесные повреждения и подделав мою подпись сфабриковала протокол медицинского освидетельствования (личное дело Фомина Е.А. из ФБУ ИЗ 38/1 г. Иркутска Том № 3 часть 2 лист 160, 162, 163, 164)

Факт моего избиения админсирация СИЗО в лице Мокеева естественно пытались скрыть, но по жалобам была проведена прокурорская проверка и этот факт был установлен, но прокуратура отказалась наказывать виновных, так как они преследуют их устраивающие цели (доказательства: личное дело Фомина Е.А. из ФБУ ИЗ 38/1 г. Иркутска Том № 5 часть 2 листы 189-192 Сообщение нач. отдела по надзору прокуратуры Иркутской области Р.А. Пислечина, от 07.05.2009г. за исх. № 17-130-09; — и сообщение первого зам. Прокурора Иркутской области А.Б. Воронина от 30.07.2010г. за исх № 17-130-09 в ответ на обращение от 07.07.2010г. за исх № 2-10/2010 Иркутского областного суда выполненное на 3 листах – 5 страницах)

— 28.05.2008г. Мокеев на основании одного рапорта О/у Тихонова и своих низменных побуждений, без всякой проверки, без получения моих объяснений, своим противозаконным постановлением водворяет меня на одиночное содержание (личное дело Фомина Е.А. ФБУ ИЗ 38/1 г. Иркутска том № 3 часть 2 лист 123) Но после того, как я заявил, что если дальше будет совершаться правовой произвол в отношении меня, то я в средствах массовой информации сообщу обо всех, о чем мне известно, совершенных преступлениях в СИЗО, в том числе и про убийства заключенных при их избиениях и пытках. Я сказал, что назову потерпевших, свидетелей и представлю документальные доказательства, изобличающие о/у Тихонова, Тепляшину, Гиричева, нач. Мокеева и других работников СИЗО, участвовавших в преступлении.

— этим я добился договоренности с о/у Тихоновым С.В., что меня помесят в нормальную камеру Сизо, оставят в покое и не будут сажать в карцера и избивать. Чем я обеспечил себе условия к жизни.

— опасаясь своего разоблачения в преступлениях Макеев освободил меня из карцера, поместил в хорошую камеру 439, а постановление Мокеева о водворении в карцер осталось без исполнения. Это неисполнение в личном деле необъяснено. С апреля по сентябрь 2008 года данный договор выполнялся и меня не трогали, но в двадцатых числах сентября 2008 года о/у ГУФСИН Тихонов заявил, что я обязан написать явку с повинной о том, что я дал лживые показания в Иркутском областном суде в связи с тем, что подсудимый Сайков (мэр Слюдянского района) меня подкупил. И если я этого не сделаю, то меня навсегда водворят в карцер- одиночку для содержания осужденных к пожизненному лишению свободы.

— Я отказался и 26.09.2008 года на основании одного рапорта, без проверки и т.д. Мокеев аналогичным постановлением водворил меня на одиночное содержание под стражей в камеру – карцер № 207 Поста № 15 ОКБ-2 ИЗ 38/1. Где рядом находятся карцера № 202, 203, 207, в которых содержат осужденных к пожизненному лишению свободы (личное дело Фомина Е.А. ФБУ ИЗ 38/1 г. Иркутска Том № 4 часть 2 лист 136) Длительный период времени администрация СИЗО игнорировала все мои жалобы, просьбы, не передавала их прокурору и в следственный орган, дабы я не мог сообщить официально о совершенных в СИЗО преступлениях.

-26.03.2009 года, отчаявшись получить защиту от произвола в СИЗО, я был вынужден объявить голодовку с требованиями пригласить прокурора, чтобы я ему мог сообщить о совершенных преступлениях в СИЗО, потребовать отмены незаконного одиночного содержания и создали мне положенные законом условия содержания (Личное дело Фомина Том № 5 часть 2 лист 152).

В камере –карцере № 207, где содержат обычно осужденных пожизненно было крайне слабое освещение, т.е. полумрак, не было стола, не было окна, не было места для помещения продуктов питания. При устройстве на этом этаже ОКБ2 открытой сточной канализации, от чего постоянно пахло зловонием, не было вентиляции и также не было и сейчас нет гидро – колено – клапана в унитазной раковине, по которой в карцер 207 поступали зловонные запахи и крысы, которых я по 5-6 штук в сутки должен был останавливать и спускать обратно в унитаз, которые не только портили продукты питания и вещи, но и по ногам забирались ко мне в кровать. Такие камеры в СИЗО существуют для тех кого обычные пресовщики уже не могут сломать. Для таких людей Макеев и его предшественники изобрели карцера с крысами и полумраком.

Администрация ФБУ ИЗ 38/1 г. Иркутска и Мокеев меня игнорировали, не приглашали прокурора. По моей просьбе адвокат Апхолов А.В. своим ходатайством все же пригласил в СИЗО-1 ко мне прокурора.

03.04.2009 года, то есть через 9 суток голодовки с применением специальных средств и физического насилия меня принудительно накормили и через 5 минут отвели в кабинет Гиричева, где меня ждал прокурор по надзору Чалин В.В., который пришел не потому, что его пригласила администрация СИЗО, чтобы я мог сообщить о совершенных преступлениях, а потому, что инициативу проявил адвоката Апхолов А.В.

Чалин попросил все написать и отдать ему 06.04.2009 года, когда он снова придет в СИЗО.

В связи с этим я прекратил голодовку.

06.04.2009 года я в письменном виде лично вручил прокурору Чалину жалобу с изложением в ней трех совершенных преступлений с тем, что готов в присутствии адвоката официально сообщить все подробности всех преступлений, назвать свидетелей, потерпевших и погибших (убитых) в стенах СИЗО при производстве разработки и в каких камерах их убивали и кто убивал, также изложил все допускаемые нарушения по условиям содержания и не согласия с одиночным содержанием (доказ. Аналогичная жалоба по содержанию в районе 06.04.09г. чисел была направлена Фоминым и поступила в прокуратуру Иркутской области, т.е. там должны быть входящие номера в журналах канцелярии).

Чалин ознакомился с жалобой и сказал, что он будет заниматься только нарушениями условий содержания, что относится к Федеральному закону от 15.07.1995 года № 103-ФЗ «О содержании под стражей обвиняемых и подозреваемых в совершении преступлений», а про преступления он сообщит в СО Куйбышевской Прокуратуры г. Иркутска, так как в его компетенцию якобы это не входит.

Действительно после этого установили, что в камере – карцер 207 имеются нарушения по условию содержания и провели ремонт, сделали хорошее электрическое освещение, стол, стул, шкаф для продуктов питания, вентиляцию и продолбили в стене окно.

Прошу обратить внимание, что в ОКБ-2 СИЗО на подвальном этаже все карцера имеют такие же нарушения и ремонт там не производится, а заключенных содержат.

Пока делали ремонт, а делали его долго около 2 месяцев, меня содержали в карцере 202, в котором имеются такие же нарушения (доказ. Личное дело Фомина из ФБУ ИЗ 38/1 г. Иркутска Том № 5 часть 2 листы 189-190, сообщение от 07.05.2009г. исх № 17-130-09 из прокуратуры Иркутской области и более подробно и полно сообщение из прокуратуры Иркутской области от 30.07.2010г. за исх. № 13-130-09 в ответ на обращение Иркутского областного суда от 07.07.2010г. за исх № 2/10-2010).

Недождавшись обещанного сотрудника Куйбышевской прокуратуры г. Иркутска и при бездействии администрации СИЗО и после кражи документов из карцера 202 06.05.2010года я направил в телепередачу Караулова «Момент истины» ТВЦ письменное обращение с письменными документами, доказательствами совершенных преступлений – заявления, явки с повинной, неполный список свидетелей, потерпевших и сообщил, что готов дать показания в том числе пройти любую проверку на детекторе лжи.

06.05.2010 года я опять объявил голодовку с требованиями отменить незаконное одиночное содержание и предоставить возможность официально сообщить о совершенных преступлениях, т.е позвать сотрудника Куйбышевской прокуратуры г. Иркутска (личное дело Фомина из ФБУ ИЗ 38/1 г. Иркутска Том № 5 часть 2 лист 187).

Минутку, я вспомнил, что документы Караулову были направлены не 06.05.2010года, а раньше неделю и так как из г. Москвы прибыл корреспондент, чтобы получить подробности лично от меня. 05.05.2010 года мне объявили карантин в подозрении какой-то болезни и этот карантин был до тех пор пока корреспондент Москвы не уехал обратно, т.е. до 20.05.2010г., а болезни у меня так и не нашли (личное дело Фомина из ФБУ ИЗ 38/1 г. Иркутска Том № 6 часть 2 лист 14).

Как только сняли карантин, т.е. 20.05.2010г. на четырнадцатые сутки голодовки меня водворяют в карцер на сырую воду, во мрак, в сырость и холод за то, что я голодую (поясняю адвокатов в СИЗО ко мне не пускали и прокурора Куйбышевского района не звали) (личное дело Фомина из ФБУ ИЗ 38/1 г. Иркутска Том 5 часть 2 листы 205-209)

Учитывая, что справкой нач. мед. части м-ра вн/сл А.А. Черных после анализа мочи было признано то, что уже у меня из-за резкого положительного содержания ацетона создана угроза жизни и здоровью (личное дело Фомина из ФБУ ИЗ 38/1 г. Иркутска Том 5 часть 2 лист 210).

26.05.2010 года по моему обращению была трансляция на телеканале «ТВ центр» в программе Караулова «Момент истины», в которой указывалось на факты нарушения закона и совершения преступлений сотрудниками ГУФСИН России по Иркутской области.

13.06.2010 года на 39 сутки голодовки опять же по постановлению Мокеева меня водворяют как обычно на максимально возможный срок в карцер на сырую воду, холод, сырость, мрак (личное дело Фомина из ФБУ ИЗ 38/1 г. Иркутска Том № 6 часть 2 лист 23)

Только после того, как из-за передачи Караулова был вынужден прийти следователь по ОВД отдела по расследованию ОВД СУ СК при прокуратуре РФ по Иркутской области Белоусов В.С., чтобы отобрать объяснения у меня и других чтобы все изъять, все замять, что он и сделал – я опять снял голодовку. Т.е. 22.06.2010 года, т.е. я официально проголодал 49 суток с требованием отменить одиночное содержание и предоставить возможность сообщить о преступлениях, а администрация ФБУ ИЗ 38/1 г. Иркутска в лице Мокеева не только все игнорировала и не пускала ко мне адвокатов и корреспондента, но и пытались сломать меня карцерами, карантинами, что является преступлением, пыткой и т.д. (личное дело Фомина из ФБУ ИЗ 38/1 г. Иркутска Том № 6 часть 2 лист 19)

_________________________________________________________________________

Чтобы не было скучно я не буду указывать про все карцера и т.д., а перехожу к ярким событиям. (Далее рассказ передается в третьем лице — адв.)

_________________________________________________________________________

После всех пыток, несправедливости, бездействия прокуратуры Иркутской области, уполномоченного по правам человека в Иркутской области Зелента И.З., председателя общественной наблюдательной комиссии Сафронова О.В., правового «беспредела» произвола ГУФСИН России по Иркутской области Фомин Е.А. подал 04.05.2010 года заявление в судебном заседании Иркутского областного суда о том, что из за одиночного содержания которое началось с 26.09.2008г. его постоянно посещают суицидальные мысли и он на грани самоубийства. Судья Иркутского областного суда изучив материалы личного дела из ИЗ 38/1 Фомина Е.А., все медицинские карты Фомина, дополнительные материалы по проверке состоятельности заявления Фомина вынес 01.06.2010г.постановление в соответствии с которым на основании ч. 3 ст. 10 УПК РФ постановил дальнейшее одиночное Фомина Е.А. под стражей должно быть прекращено и в установленной части пояснил, что:«при этом суд находит, как об этом просит подсудимый Фомин Е.А., что его одиночное содержание в следственном изоляторе с сентября 2008 года по настоящее время, как не основанное на законе следует прекратить в соответствии с ч. 3. Ст. 10 УПК РФ, поскольку длительность такого одиночного содержания Фомина Е.А. под стражей с учетом его состояния здоровья, в частности, шизотипического личностного расстройства и инвалидности, по мнению суда, угрожает его жизни и здоровья».

Мокеев формально вынес свое постановление 08.06.2010г. об отмене одиночного содержания Фомина Е.А. и переводе его в общую камеру.

Но на самом деле никуда Фомина не переводили, он так и остался фактически на одиночном содержании в той же камере.

На следующий день как суд объявил перерыв и Фомин остался фактически без защиты на 5 недель то есть 09.07.2010г. Фомина водворили в карцер и произвели реальные угрозы о расправе (Петров Д.О.) .

И из-за произвола Мокеева и других Фомин Е.А. в карцере 209 ОКБ-2 09.07.2010г. совершает самоубийство нанес себе множественные порезы и повешался.

Дежурная смена, то есть простые и порядочные люди успели спасти Фомина и в МСЧ ИЗ 38/1 его откачали.

С 09.07.2010г. по 12.07.2010г. Фомина содержали в МСЧ ИЗ 38/1 в камере с заключенным который болен туберкулезом открытой формы обеих легких и гипатитом С. 12.07.2010г. Фомина опять водворяют в тот же карцер 209 где он опять совершает попытку самоубийства – повешался. Но дежурная смена его из петли вытащила и откачали. В МСЧ ИЗ 38/1 поставили множество уколов и по приказу Мокеева тут же то есть 12.07.2010г. водворяют в тот же карцер 209 раздевают до трусов и так оставляют и Фомин сидел в карцере до 27.07.2010г. (В достижении краткости я упускаю все подробности) (доказательство постановление о передаче сообщения по последовательности вынесенное на ИЗ 38/1 г. Иркутска Мокеевым ИР. 19 июля 2010г. и также ниже приведенные сообщения прокуратуры Иркутской области, начальника ФСИН России по Иркутской области).

Для Мокеева наступили горячие времена ведь он был изобличен в совершении ряда тяжких преступлений.

01.09.2010г. Фомин совершает третью попытку самоубийства наносит очень глубокие раны на левой руке, резал 10-15 раз по одному месту и дошел до большой вены, перерезал ее лег около двери камеры, где не просматривается, положил руку в теплую воду и уже через 10-20 минут потерял сознание.

Врач (бурят) из-за отсутствия свободного времени, просто растолкал Фомина и перетянул руку бинтом и ушел.

01.09.2010г. через час Фомин пытается перерезать вену на шее, но не получается резать по одному месту, чтобы достать ее он нанес по шее около 7-10 порезов и поэтому стал наносить порезы на правой руке по одному месту 10-15 раз и дошел до вены и ее задел, кровь также струей пошла и лег в кровать, чтобы за ночь изтечь кровью.

Объясню почему я не развязал левую руку – потому что если кто-то придет проверять я должен был её показать, что один раз и делал.

02.09.2010г. Фомин не умер, кровь идти прекратила и вся засохла. Все полы, кровать и сам Фомин был в крови. В этот день Фомина должны были вести в Иркутский областной суд.

На утренней проверке Фомин стоял весь в крови руки, майка, даже на месте обратился к нач. отдела режима ИЗ 38/1 Мурсалову, показывая ему раны, и попросил мед. помощи и если и будут одевать ему наручники, то спереди, так как с этими ранами сзади будет пыткой. Мурсалов дважды приказал сотрудникам одеть Фомину наручники за спиной. Несмотря на большую слабость, а скорей всего по неохоте сотрудников, одеть наручники Фомину за спиной несмогли изваляв его в грязи на полу, измазав пол кровью и сами измазались, одели наручники спереди. За это Мурсалов с Мокеевым я знаю точно старшего из сотрудников лишили 13 зарплаты и уже заню не точно понизили в должности. В таком состоянии без оказания мед. помощи Фомина доставили в Иркутский областной суд. По ходатайству стороны защиты суд вызвал службу скорой медицинской помощи г. Иркутска, которая оказала первую помощь, засвидетельствовала осмотром наличие ран, их тяжесть, состояние и то, что раны шеи и правой руки не были обработаны, выдали рекомендацию зашить раны и осуществлять противовоспалительное лечение в отделении хирургии.

03.09.2010г. в ФБУ ИЗ 38/1 г. Иркутска Фомину наложили швы, но оставили содержаться также одному и в той же камере и 03.09.2010г. водворили в карцер 218, в котором Фомин пробыл 91 сутки.

04.09.2010г. по приказу Мокеева, так как он в этот день дежурил и находился в СИЗО, Фомина с применением физического насилия сотрудники в карцере 218 «распяли» на решетке, т.е. Фомин стоял лицом к решетке, а руки были разведены в стороны и пристегнуты наручниками к решетке. Во время насилия у Фомина были сорваны швы на ране левой руки, рана раскрылась и пошла кровь. Так Фомин простоял до того времени (примерно с 9ч.30мин. по 15ч), когда Мокеев уехал домой. До 06.09.2010 года Фомину помощь не оказывали.

06.09.2010 года на утренней проверке, перед выводом Фомина на этап, Фомин опять попросил мед. помощи и чтобы наручники одели спереди. Мурсалов не позволил врачу ОКБ-2 даже подойти к Фомину и осмотреть рану, приказал одеть наручники Фомину за спиной. Но сотрудники не стали выполнять приказ Мурсалова и одели наручники спереди. За это и.о. нач. ОКБ-2 сняли с должности, более я последствия не знаю какие были для этих людей.

Чтобы администрация ИЗ 38/1 не скрыла факты пытки и не оказания с 04 по 06.09.2010г. Фомину мед. помощи перед этапом в мед. кабинете КПЗ ИЗ 38/1 Фомин в 09ч.00мин. 06.09.2010г. написал заявление о том, что в это время от мед. помощи в кабинете КПЗ отказывается.

Иркутский областной суд вызвал скорую медицинскую помощь, которая оказала медицинскую помощь Фомину и зафиксировала, что рана левой руки с сорванными швами и большим куском засохшей черной кровью, без обработки, что все раны воспалены и идет заражение и рекомендовала срочную противоспалительную помощь в отделении хирургии. (доказательство все медицинские справки и акты были направлены судом в ИЗ 38/1 и должны были быть приобщены к личному делу и медицинской карте Фомина).

Только после этого Фомину в ИЗ 38/1 стали оказывать медицинскую помощь, то есть делать перевязки.

По данным фактам старший следователь Правобережного МСО города Иркутска СУСК при прокуратуре РФ по Иркутской области Дамбаев Б.Д. и старший следователь отдела по расследованию ОВД СУСК при прокуратуре РФ по Иркутской области Саликов Д.А. провели предвзятую халатно- преступную проверку в соответствии со ст. 144, 145 УПК РФ не опрашивая надлежащим образом Фомина и очевидцев, опросив только преступников, то есть Мокеева и тех кто совершал данные преступления – не проверяя лично личное дело Фомина и медицинскую карту, а беря за основу лживые справки представленные Мокеевым в один день дружно 20.09.2010г. вынесли постановления об отказе в возбуждении уголовного дела позже эти постановления их руководство какнезаконные отменили.

Но зато прокуратура Иркутской области, начальник ФСИН России по Иркутской области и даже уполномоченный по правам человека в Иркутской области Зелент И.З. своими сообщениями основываясь этими незаконными постановлениями, лживыми справками Мокеева и лживыми пояснениями Мокеева и других преступников- сотрудников ИЗ 38/1 стали убеждать Иркутский областной суд, что Фомин все врет, а Мокеев выполнил судебное решение и 08.06.2010г.Фомин был переведен и одиночной камеры 207 в двухместную камеру 208, но сокамерника найти Фомину не могут в связи с тем, что все заключенные из числа бывших сотрудников, содержащихся в ИЗ 38/1 не хотят с ним содержаться.

Находясь в камере 218 с 03.09.2010г. Фомин 18.11.2010г. объявил голодовку с требованием отмены одиночного содержания и непрерывного карцера и возможность сообщить сотрудника СУСК при прокуратуре РФ по иркутской области то, что сообщенные Мокеевым сведения лживы и есть документальные доказательства этого.

Но Фомина даже официально на голодовку не поставили в нарушении ст. 42 Федерального закона от 15.07.1995г. № 103-ФЗ «О содержании под стражей обвиняемых и подозреваемых под стражей» даже суду и прокурору об этом не сообщили (хотя я думаю, что Чалин в курсе).

03.12.2010г. Фомина освободили из карцера 218, поместили одного в камеру 208 (тоже подвал где карцера, то есть напротив 218) в надежде, что Фомин начнет есть и голодовку скроют от суда и общественности- но Фомин удалил из камеры все продукты питания и продолжает голодовку ( Фомин голодает по сегодняшний день).

С 18.11.2010г. по 03.12.2010г. сотрудники дежурной смены ОКБ 2 ежедневно сами заносят и выносят еду в карцер 218 видя, что Фомин не ест, фельдшер ОКБ 2 Маслова Т.Б. замеряет давление, смотрит язык и два раза брала анализ мочи на содержание ацетона.

С 03.12.2010г. и по крайней мере до 15.12.2010г. (день написания этих слов) сотрудники дежурной смены ОКБ 2 также еду заносят и выносят.

С 03.12.2010г. по 08.12.2010г. фельдшер Маслова Т.Б. несколько раз замеряла давление у Фомина Е.А. и брала анализы.

08.12.2010г. адвокат Мартынов А.Н. подал жалобы в Иркутский областной суд, в прокуратуру Иркутской области и уполномоченному по правам человека по Иркутской области Зленету И.З. о том, что Фомин Е.А. с 18.11.2010г. находится на голодовке, а администрация ИЗ 38/1 в нарушении ст. 43 ФЗ от 13.07.1995г. № 103-ФЗ не сообщает о ней не Иркутскому областному суду, не надзирающему прокурору.

С 08.12.2010г. послушный подчиненный (звания я не знаю) фельдшер ОКБ 2 Маслова Татьяна Борисовна прекратила медицинский контроль состояния здоровья Фомина и его голодовки, хотя каждый день смотрит нетронутую еду «баланду» и как худеет на глазах Фомин.

_________________________________________________________________________

 

Теперь документальные факты того, что Мокеев не выполнил судебное решение чем умышленно превысил свои должностные полномочия и трижды довел Фомина до самоубийства, и то что продолжает этим его доводить, что приравнено к пыткам.

— Фомин Е.А. в камере 207 содержался с 26.09.2008г. по 24.11.2009г. и был 24.11.2009г. переведен в камеру 208 где и содержался и содержится один и поэтому справка предоставленная Мокеевым и его показания, что во исполнении судебного решения по его постановлению Фомина 08.06.2010г. перевели из 207 в 208— лживые.

доказательства:

  1. рапорт от 25.11.2009г. фельдшера МСЧ старшего лейтенанта в/с Масловой Т.Б. Мокееву

текст:«Настоящим докладываю вам, что Фомин Е.А. 1979г.р. камера 208 обратился с жалобой…»

то есть Маслова подтвердила своим рапортом, Макеев своей подписью и написанным указанием- что уже 25.11.2009г. Фомин содержался в номере 208. (личное дело Фомина из ИЗ 38/1 Том № 6 часть 2 лист 292).

 

  1. сообщения прокуратуры Иркутской области от 25.12.2009г. за исх. № 17-130-09 начальника отдела по надзору Пислегина Р.А.

текст:«Прошу объявить обвиняемому Фомину Е.А., что его жалоба о пропаже из камеры 208 письменных ходатайств, адресованных в Иркутский областной суд рассмотрена.

Проведенной проверкой ….., а также 25.11.2009г. ….. 29.11.2009г….. в камеру 208 никто из сотрудников следственного изолятора не заходил….»

То есть начальник отдела прокуратуры Иркутской области Пислегин Р.А. подтвердил, что Фомин уже 25.11.2009г. и 29.11.2009г. содержался в камере 208, а не в камере 207 как врет Мокеев (личное дело Фомина ИЗ 38/1 Том 7, часть 2 лист 42)

 

  1. сообщения начальника отдела прокуратуры Иркутской области Пислегина Р.А. от 13.01.2010г. за тсх. № 17-130-09 Мокееву

текст:« Прошу объявить обвиненному Фомину Е.А., что его жалоба от 30.11.2009г. о пропаже из камеры 208 письменных ходатайств, адресованных в Иркутский областной суд, расмотренна.

Проведенной проверкой …., что 25.11.2009г. …., а также 29.11.2009г….. в камеру 208 никто из сотрудников не заходил….»

То есть опять Пислегин Р.А. подтвердил, что 25.11.2009г. и 29.11.2009г. и 30.11.2009г. и 13.01.2010г. Фомин содержался уже в камере 208, а не в камере 207. (личное дело Фомина из ИЗ 38/1 том 7 часть 2 Лист 48)

 

  1. талон вызова Фомина Е.А. от 16.03.2010г. в котором указано, что для следователя Кирчановой Фомина Е.А. вывели из камеры 208, где он содержится.

То есть еще одно доказательство, что Фомин Е.А. 16.03.2010г. уже содержался в камере 208, а не в камере 207. (личное дело Фомина из ИЗ 38/1 Том 7 часть2 лист 118).

 

  1. на ряде документов для удобства работы сотрудники специального отдела учета ИЗ 38/1 ручкой пишут номер камеры, где содержится заключенный и во всех обозначена камера 208, где Фомин содержится это:

Личное дело Фомина из ИЗ 38/1

— Том 6 ч. 2 лист 296 от 26.11.2009г.

— Том 6 ч. 2 лист 298 от 03.11.2009г.

— Том 7 ч. 2 лист 74 от 15.02.2010г.

— Том 7 ч. 2 лист 109 от 01.03.2010г.

— Том 7 ч. 2 лист 113 от 10.03.2010г.

— Том 7 ч. 2 лист 114 от 10.03.2010г.

— Том 7 ч. 2 лист 157 от 20.03.2010г. и 12.04.2010г.

— Том 7 ч. 2 лист 160 от 14.04.2010г.

— Том 7 ч. 2 лист 170 от 16.04.2010г. и 23.04.2010г.

— Том 7 ч. 2 лист 180 от 28 и 30.04.2010г.

— Том 7 ч. 2 лист 184 от 06.05.2010г.

— Том 7 ч. 2 лист 185 от 05 и 06.05.2010г.

— Том 7 ч. 2 лист 186 от 06.05.2010г.

— Том 7 ч. 2 лист 188 от 06.05.2010г.

— Том 7 ч. 2 лист 195 от 11.05.2010г.

— Том 7 ч. 2 лист 213 от 18.05.2010г.

Все эти выше описанные документы, которые не хотят замечать сотрудники прокуратуры Иркутской области. Хотят часть из них они сами изготовили и сотрудники СУ СКП РФ по Иркутской области, но они являются доказательством вранья Мокеева покровительством, этого правового произвола, прокурора Чалина В.В. и других. И доказательством того, что Мокеев совершил уголовные преступления и пытается уйти от уголовной ответственности.

Далее доказательство того, что заявление Мокеева о том, что в ИЗ 38/1 все заключенные из числа бывших сотрудников не хотят содержаться с Фоминым Е.А. также очередная лож и увертка от уголовного наказания за свой преступный должностной произвол.

С 26.09.2008 года по настоящее время содержание Фомина в глухой изоляции, карцеров практически все содержащиеся в ИЗ 38/1 заключенные из числа бывших сотрудников уже не знают Фомина вообще и с ним не знакомы. Это раз, а два то, что те заключенные которые по всем требованиям статей 32 и 33 ФЗ от 15.07.95г № 103-ФЗ подходят для содержания в одной камере с Фоминым и еще помнят о нем заявлениями в адрес СУ СК при прокуратуре РФ по Иркутской области сообщают о том, что их никто не спрашивал о том хотят ли они содержаться с Фоминым и что они могут подтвердить при допросе кому угодно, это

Евстратов Сергей Анатольевич, 08.05.1978 года рождения, камера 236 ОКБ-2;

Полубенцев Алексей Петрович, 03.03.1978 года рождения, камера 236 ОКБ-2;

Гронский Сергей Александрович, 14.05.1977 года рождения, камера 233 ОКБ-2;

Карабанов Валерий Владимирович, 30.01.1975 года рождения, камера 228 ОКБ-2;

Байдалов Сергей Владимирович, 16.05.1979 года рождения, камера 234 ОКБ-2;

Машин Эдуард Сергеевич, 24.10.1970 года рождения, камера 242 ОКБ-2;

это доказывает, что Мокеев соврал и умышленно не выполняя судебное решение содержит Фомина в одиночестве.

___________________________________________________________________

 

Я прошу учесть, что Фомина Е.А. держат в глубокой изоляции и ограничивают во всем, а если предоставят возможность, он сможет неопровержимо доказать правдивость каждого своего слова.

___________________________________________________________________

Хочу сказать, что пока Суд не принял свое решение о виновности или же не виновности меня по обвинению, чтобы прокуратура не имела возможности заявить, что Фомин с помощью источников общественной информации воздействовал на Суд, я не в пример прокуратуры которая уже «раструбила» свое лживое мнение по газетам и телевидению – я не стану затрагивать данное уголовное дело, после приговора я предъявлю его каждому желающему и сам буду изобличать этих преступников.»

Поделись с друзьями
Share on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Email this to someone
email
Print this page
Print

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Я тоже сталкивалась с уполномоченным по правам И.З. Зелентом. Он не ввязывется там, где совершенно очевидно нарушены права человека. Он свою работу видит в том, что написать жалобу старенькой бабушке в суд и т.д. Хотя этим обязаны заниматься бесплатные адвокаты, а не он. То есть обычный чиновник, зря получающий деньги налогоплательщика. У нас в РФ защитить себя может только сам человек. Все остальные будут писать только отписки — не нахожу, не усматриваю, по скольку по существу сказать нечего. Удачи Вам, Фомин.

  2. Я сидел с Фоминым, и то, что он говорит о причастности его к преступлениям против людей чья вина еще не доказана подтверждаю.
    Фомин по прямому приказу Тихонова С.В. издевался над людьми в общей камере для содержания бывших сотрудников милиции. Своими действиями Фомин колечил сокамерников пока те не соглашались сотрудничать со следствием.
    Фомин это боевая машина смерти, он качек и боксер с поставленным ударом. Его удар кулаком, что у некоторых кувалдой.
    На самом деле Фомина надо содержать только в одиночке. В противном случае он и без приказов будет издеваться над людьми.

Comments are closed.