Домой Сибирь без цензуры Круть и подельники снова на воле

Круть и подельники снова на воле

2913
6
i-m
Семен Круть чуть-чуть замаран во взяточничестве

Семену Крутю изменили наказание на условный срок за пособничество к даче взятки. Это как бы чут-чуть замаран, но срок почти такой же как и получателю взятки Низамовой. Напомним, Семен Круть, имея связи с высокопоставленными чиновникам Иркутской области, давал своей дочери Юлии Журавлевой по телефону советы по согласованию дачи взяток, связанных по распределению квот иностранной рабочей силы для строительных компаний Иркутска.

Еще одной фигурантке дела о взяточничестве, Рите Низамовой, «скостили» срок заключения с 9 до 6 лет и почти в шесть раз уменьшили сумму штрафа. Несмотря на то, что свою вину в получении взятки она не признала.

Итак, реальный срок заключения на условный в Иркутском областном суде заменили экс-министру социального развития, опеки и попечительства Иркутской области Семену Крутю. Он «отсидит» на свободе 5 лет. Условные же сроки получили и двое других фигурантов дела — предприниматель Юлия Журавлева и бизнесмен Николай Щербаков. Бывшему первому замминистра экономического развития и промышленности Иркутской области Рите Низамовой уменьшили срок реального заключения с 9 до 6 лет, а также понизили сумму штрафа почти в шесть раз.

Апелляционное рассмотрение дела состоялось в Иркутском областном суде 9 октября. Коллегия по уголовным делам в составе трех судей определила в отношении Риты Низамовой смягчить приговор с 9 до 6 лет тюремного заключения со снижением штрафа со 121,7 млн рублей до 21,7 млн рублей (в 5,6 раза).

Что касается других фигурантов дела, то им заменили реальные сроки заключения на условные, оставив штрафы в той же сумме. Семен Круть и Юлия Журавлева получили по 5 лет заключения условно, а Николай Щербаков — 4 года условно.

«Приговор был вынесен с учетом мнения гособвинителя. Еще на стадии судебного заседания в первой инстанции прокурор просил не назначать реальное наказание. У Журавлевой на иждивении находится 9-летний ребенок, которого она воспитывает одна. С Крутем ситуация какая: его защита и он сам говорили о том, что вину признают и не оспаривают квалификацию дела, но просят не назначать реальный срок заключения, потому что, находясь в местах лишения свободы, он не сможет выплатить назначенный ему штраф в 4,7 млн рублей», — уточнили в пресс-службе суда.

800x600_G0OUDz8tCfC3Z2Apq52m
Никто из подсудимых не думал, что будет так тяжело «соскочить» со взятки на свободу

Семену Крутю, добавили в пресс-службе, вменили пособничество, тогда как Рита Низамова обвиняется в получении взятки в особо крупном размере (ч. 6 ст. 290 УК РФ). Сам Круть в этой истории выступил лишь посредником, и квалификация его дела ниже, чем у Низамовой.

Такое смягчение приговора вероятно стало возможным вследствие изменений в руководстве Иркутского областного суда. Его бывший председатель Николай Дубовик, имеющий жесткую и принципиальную позицию в отношении коррупционеров отбыл на повышение в Верховный Суд, в Москву. Нынешний исполняющий обязанности председателя Иркутского областного суда Николай Новокрещенов, скорее всего, позволил коллегам скорректировать приговор в сторону смягчения. Ведь, фактически все участники коррупционных деяний регионального уровня получили наказание ниже низшего предела.

Рита Низамова просила переквалифицировать свою статью на 159-ю (мошенничество), мотивируя это тем, что в тот момент находилась в финансовой и профессиональной зависимости от министра, которому подчинялась. Однако приговор был оставлен без изменения. Сам же министр Игорь Корнеев вообще не привлечен к уголовной ответственности по данному делу. Он был задержан и арестован позднее в Москве, при продаже должностей в администрации президента РФ. Назначенное ему наказание за мошенничество он также отбывает дома, с отсрочкой приговора. Другие возможные фигуранты этого громкого дела Сергей Серебренников и Виктор Ильичев избраны мэром г.Братска и депутатом Думы г .Иркутска соответственно. К ним также никаких вопросов у следствия не возникло. Аналитики предполагают то, что основную роль в переговорах с Николаем Новокрещеновым о смячении приговора мог вести как раз Сергей Серебренников, имеющий с последним давние приятельские отношения.

Все четверо фигурантов дела участвовали в заседании посредством видеосвязи и сейчас находятся в СИЗО. Как только туда поступят необходимые документы, трое из них — Круть, Журавлева и Щербаков — будут освобождены из-под стражи. Семен Круть и его дочь Юлия Журавлева уже второй раз выходят из тюрьмы по этому делу.

 

Информационный центр

«Сибирь без цензуры»

Поделись с друзьями
Share on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Email this to someone
email
Print this page
Print

6 КОММЕНТАРИИ

  1. Коллегия решила, что Низамова должна не 121 миллион рублей, а 21 миллион… А Корнеев и Серебренников вообще никому ничего не должны.
    Как все просто в наших судах.

  2. Жаль, что Крутяк соскочил! Этот хмырь столько социальных проектов просрал со своей жадностью. Пусть бы жирок в зоне сбросил

  3. Эти хоть сколько то отсидели. А вот Румянцева вообще баланды не нюхала. Быть родственницей Слободчикова это значит иметь в Иркутской области полную неприкосновенность. Воровать можно сотнями миллионов. И все безнаказанно.
    Не зря же Чайка при встрече с бандой губера назначил Слободчикова куратором Иркутского областного суда.

  4. Круть выкрутился — кто бы сомневался в таком исходе! Между тем, как же слепо государство к деяниям своего слуги… Смешно сказать! Круть не в состоянии якобы выплатить штраф в размере 4,7 миллиона ))) Да на одной только теме «Квотирование рабочих мест для инвалидов в Иркутской области» он нажил десятки миллионов! А сколько подобных возможностей поживиться прошло через бедняжку Крутяшку! Нам и не снилось…

  5. Круть украл в десятки раз больше чем Кондрашка. Попался и все равно на свободе. Ни страна а рай коррупции.

  6. Выхлопы Кондратия гораздо серьезнее чем у Крутя это факт.
    Кондратий лично подымает на городе не меньше 30 лимонов в месяц. Это элементарная доля с тендоров и от хищения земель с депутатами.
    Круть довольствовался меньшим. Откатами с ремонтов соцучреждений и освоения разных федеральных программ инвалидов. Там 1-2 лимона в месяц. И то приходилось делится с замами губера.

Comments are closed.