Последнее слово в бурятском деле

Последнее слово в бурятском деле

1148
0

Последнее слово Татьяны Стецуры

Представители государства сознательно шли на все действия в отношении нас, как в отношении противоположной воюющей стороны. А не как просто в отношении подсудимых. Таких же, как и все остальные, пусть даже политические. Я считаю, что это равноправное противодействие, равносильное войне. Разумеется, я не считаю, что в таких обстоятельствах было бы справедливым выносить, например, оправдательный приговор. Я считаю его нелогичным, нецелесообразным со всех точек зрения. Хотя при этом я понимаю, что наличие приговора с реальным сроком никоим образом на мое поведение не повлияет. У меня есть еще желание, чтобы этот процесс породил бы, как это ни странно, лаву таких же процессов в дальнейшем. Но процессов, которые стали бы результатом того, чтобы люди так же сознательно шли бы на такие же действия.

Последнее слово Надежды Низовкиной

Я в этом суде выступаю как подсудимая и одновременно как научный разработчик и как пропагандист тематики вербальных правонарушений, вербальных преступлений. Я занималась этой темой за несколько лет до заведения данного уголовного дела. Я настаиваю и буду настаивать на отмене 282-ой статьи, но этим моя позиция нисколько не ограничивается.
С научной и общественной точки зрения я настаиваю на собственной классификации вербальных правонарушений и считаю, что это – статья 282-я и 280-я, 205-я, менее ужесточаемые статьи УК, статьи из КОАПа, затрагивающие ответственность за пропаганду наркотиков, восстанавливающие ответственность за несанкционированные митинги и пикетирование…

Поэтому мне остается только выступить с предупреждением о том, что я не намерена соблюдать никакие нормы отбывания условного срока или каких-то других мер, не связанных с лишением свободы. Что я намерена в дальнейшем заниматься организацией коалиций и политических движений, направленных на расширение гражданских свобод и на последовательное уничтожение полицейского государства. И в случае лишения свободы нас я также утверждаю, что оно не приведет ни к какому нашему исправлению. Единственная возможность, какая у этого политического режима есть, это не дожидаться нашего исправления, а назначить настолько высокую меру наказания по количеству лет, чтобы она превысила то количество лет, которое осталось самому этому режиму дожить. У меня все.

Начальнику СИЗО-1 подполковнику внутренней службы Дементьеву А.В.
от подсудимой по ст.282, ч.1 Низовкиной Н.Ю., камера № 207

Поделись с друзьями
Share on VKShare on FacebookEmail this to someonePrint this page

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ