Домой Сибирь без цензуры Кто ускорил отставку Юрия Ножикова?

Кто ускорил отставку Юрия Ножикова?

833
0

Поговорка гласит – «Любой богатый человек с радостью расскажет Вам про свои миллионы – про все, кроме первого». Мы нашли один из первых миллионов Сергея Ерощенко. Свои первые деньги он сделал, «прокручивая» бюджетные средства почти 20 лет назад.

Как Сергей Ерощенко ускорил отставку Юрия Ножикова

Позитивная новость

1996 год. Долги по зарплате бюджетникам области не выплачиваются по 4–6 месяцев. Бюджет не платит энергетикам и коммунальщикам. Практически остановилось жилищное и дорожное строительство. Неплатежи душат и крупные предприятия – там тоже не зарплату. Чтобы люди не умирали с голоду, был организован «бартер» – зарплату платят хлебом, консервами, мороженой рыбой, даже водкой. А чтобы «расшить» неплатежи, проводились т.н. федеральные зачеты крупными предприятиями и бюджетами.

Так, в августе 1995 года был подписан президентский указ о проведении зачета между нефтяной компанией ЮКОС, федеральным и Иркутским областным бюджетами. По этой схеме ЮКОС отдавал нефтепродукты федеральному бюджету, федеральный бюджет передавал их Иркутской области, область продавала нефтепродукты и получала деньги. Сумма зачета – 65 миллиардов неденоминированных рублей.

Возник вопрос – как Иркутской области продать нефтепродукты? Один из высокопоставленных сотрудников госбезопасности (ныне – ФСБ), ранее служивший со старшим братом Сергея Ерощенко Николаем, посоветовал Юрию Ножикову привлечь для этой цели недавно созданную братьями Ерощенко фирму «Истлэнд», которая занималась нефтяным бизнесом.

Вспоминает пресс-секретарь Юрия Ножикова в начале 1990-х годов Юрий Пронин: «В 1996 году выплата зарплаты в бюджетных организациях была важнейшим вопросом для администрации области. Долги были ужасными, люди то и дело выходили на забастовки. В то время вход в администрацию области был свободным, и в приемной Ножикова каждый день были посетители из разных районов области с одним вопросом – выплата зарплаты. Новость о проведении зачета и получении «живых» денег воспринималась очень позитивно. Ножиков публично сообщил, что к 1 июля 1996 года зачет между бюджетами и ЮКОСом будет завершен, и это позволит частично погасить долги по зарплате. Ожидались и другие зачеты, но их суммы были меньше».

А дальше – тишина…

По условиям президентского указа зачет должен был быть проведен с 1 января по 1 июля 1996 года. 1 июля «живые» деньги должны были поступить в областной бюджет. «Истлэнд» получал за свои услуги небольшую – около 300 миллионов рублей – комиссию.

Но все пошло не так, как было записано в документах. Первую партию нефтепродуктов продали очень быстро. Она принесла 15 миллиардов рублей, и эти деньги были перечислены в областной бюджет Иркутской области. А дальше – тишина. Оставшиеся 50 миллиардов в бюджет не попали ни 1 июля, ни 1 августа, ни 1 сентября.

Ножиков, как утверждают несколько людей, хорошо знающих эту историю, страшно возмущался. Николай и Сергей Ерощенко постоянно приносили какие-то письма, что нефтепродукты они получили, но продать их не могут. Но и обратно нефтепродукты не сдавали – зачет вообще не имел обратной силы, все нефтепродукты считались собственностью Иркутской области. Ножиков сокрушался, что обещал людям погашение долгов по зарплате и не может сдержать свое слово.

                        «Прокручивать» было выгодно

Но очень скоро в администрации области заговорили, что братья Ерощенко «крутят» деньги областного бюджета. Времена были интересные. Правительство России держало постоянный курс доллара, и при этом очень высокую ставку в рублях. То есть, имея деньги можно было просто на проценты покупать доллары и не мучиться, а потом отдавать обесценившиеся рубли. В начале 1996 года ставка рефинансирования Центробанка составляла 160 процентов, я на 1 января 1997 года она же составляла 48 процентов. Курс рубля к доллару составлял от 4661 1 января 1996 года до 5560 рублей за доллар 31 декабря 1997 года, то есть вырос всего на 20 процентов.

Бюджетные деньги рекой лились на валютную биржу. По грубым подсчетам, с прокручивания 50 миллиардов рублей в течение года можно было заработать не меньше 9 миллионов долларов только на процентах. Куда уж тут до погашения долгов перед бюджетом…

В своей книге «Я это видел…» Ножиков вспоминал: «… в марте (1997 года – Ред.) опять накатили неплатежи по зарплате. Когда меня спросили, когда ее начнут выплачивать, я честно сказал: не знаю. Это было последней каплей. Губернатор не может не знать». В апреле 1997 года Юрий Ножиков ушел в отставку.

Долги «Истлэнда» Сергея Ерощенко перед бюджетом оставались непогашенными до самой отставки Юрия Ножикова с поста губернатора. А тем временем, семьи бюджетников – учителей, врачей, работников культуры – едва сводили концы с концами. Кто-то наверняка вообще не смог свести…

Сергей БЕСПАЛОВ, «Байкальские вести»

Поделись с друзьями
Share on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Email this to someone
email
Print this page
Print