Как Сергей Левченко спас завод АНХК

Как Сергей Левченко спас завод АНХК

1179
0

Есть в жизни каждого человека место для Поступка с большой буквы. О том, как в далеком 1998 году усилиями одного-единственного человека удалось спасти от остановки огромную Ангарскую нефтехимическую компанию, где трудились около 10 тысяч работников, рассказывает главный управляющий АНХК в 1997—1998 годах Николай Константинов.

Вид с установки коксовой copy
— Николай Павлович, как получилось, что от АНХК решили избавиться?

— 1997 год был самым тяжелейшим годом в истории Ангарской нефтехимической компании. Задолженность АНХК составляла на тот момент 5 миллиардов 200 миллионов рублей, причем долги с каждым месяцем все увеличивались. Иногда убытки доходили до 100 миллионов рублей в месяц. Причина была в том, что советский рынок сбыта рухнул, а работать по-новому мы еще не научились. Но кому это было интересно?!

Многие ангарчане, наверное, помнят, что в тот период в центральной печати вышло интервью с владельцем АНХК (руководителем компании «Сиданко»), где он заявил, что готов продать наш комбинат за 1 рубль. Я прекрасно понимал, что это уже крик души. Бесконечные убытки, любой собственник бы отказался.

В этот же период прошла информация о том, что АНХК готовится к банкротству. Меня вызвали к министру Минтопэнерго. В то время эту должность занимал Черномырдин Виктор Степанович. У нас состоялся серьезный разговор. Он поставил вопрос — когда вы сможете работать с прибылью? И выйдете ли вы из кризиса вообще? Я все ему обрисовал. У меня тогда были идеи выхода из сложившейся ситуации. Виктор Степанович меня выслушал и сказал: «У нас нет желания вас банкротить. Но так, как сейчас, работать нельзя».

— Выйти из кризиса не получилось?

— Получилось. Выход на рентабельную работу всех производств произошел в 1998 году. У людей, можно сказать, крылья выросли. Но в этот момент последовал удар, которого никто не ожидал. Мы получили от управляющей компании «Сиданко» телефонограмму о том, что с начала ноября на АНХК будет прекращена подача нефти.

— Почему? Ведь комбинат начал приносить прибыль?

— Я могу догадываться, из-за чего это произошло. Мы перерабатывали половину всей нефти, которую имел тогдашний собственник АНХК — «Сиданко». Но прибыли приносили меньше двух других заводов: саратовского и хабаровского. Там эффективность была выше. А потом стало вообще невыгодно перерабатывать нефть. Гораздо прибыльнее пускать на продажу. И вот в Москве было принято такое решение — остановить наш комбинат.

А вы представляете, что это значит для Ангарска?!

Я стал выходить на Минтопэнерго, на правительство России. Но все мне показывали на дверь. «Кто у вас управляющая организация? Кто собственник? Вот и решайте с ними. Почему, минуя их, идете наверх?!»

Я понял, что от нас отмахиваются. И стал искать хоть кого-то, кто мог помочь. В то время мы были хорошо знакомы с Сергеем Георгиевичем Левченко. Мне было известно о его контактах в Москве. Договорился с ним о встрече, обрисовал ситуацию, какой она может быть. Он выслушал и сказал: «Помогу». Причем не стал откладывать дело в долгий ящик, а сразу, на другой день вылетел в Москву. После обеда уже позвонил мне и сказал: «Николай Павлович, готовь два документа. Первый — обоснование последствий от прекращения поставок нефти. Второй — обращение трудового коллектива». Мы эти документы в течение дня отправили. А на другой день Сергей Георгиевич позвонил и сказал, что вопрос решили.

Еще через день меня пригласили в Минтопэнерго в Москву. Я первым же рейсом прилетел. Помню, как меня провели в зал заседаний, где было очень много народа, и министр меня перед всеми поставил и сказал: «Доложите, какие последствия могут быть от отсутствия поставок нефти».

Я сказал, что мы прибыльное предприятие, можем работать. Но нефть поставлять нам не желают. А последствия могут быть самые страшные. Комбинат находится в Сибири, не на юге. И за зиму без нагрузки просто разморозится. Причем мало того, что мы угробим производство, мы разморозим еще и город. Ведь теплоснабжение и очистные сооружения запитаны от нас. В городе живут 270 тысяч человек!

Министр меня заслушал, а потом спросил собравшихся (оказывается, в зале сидели руководители других нефтяных компаний): «Кто сколько нефти готов отдать на переработку на АНХК?» Никто не возмущался, потому что их заранее предупредили, кто нефти не даст — урежут квоты. Вот так комбинату не дали пропасть. Он по сей день является нашим градообразующим предприятием. Кормит тысячи ангарских семей.

Но только вот никто из работников АНХК не знает, кому им стоит быть за это благодарными. Я был управляющим в тот страшный кризисный момент. Но, к сожалению, ничего решить не смог. Это все заслуга Левченко Сергея Георгиевича.

У нас часто каждый мнит себя героем после того, как судьбоносное решение уже принято. А на деле все зависит от одного, конкретного человека, которому не все равно, который придет на помощь и решит проблему, не ожидая за это лавров и благодарностей.

Воспоминания записала Анна САМОХИНА

Поделись с друзьями
Share on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Email this to someone
email
Print this page
Print

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ