Домой Общее Последнее слово кандидата исторических наук, доцента Братского государственного университета И.В. Ефремова

Последнее слово кандидата исторических наук, доцента Братского государственного университета И.В. Ефремова

1312
2

От редакции: Ранее мы писали об уголовном деле возбужденном (см.: http://pravoirk.ru/archives/8176) в отношении Ильи Ефремова за то, что он, когда привел сына с прогулки домой, переступил порог квартиры, которую сам же купил. На протяжении более чем полугода мы внимательно следим за развитием событий. Чреда процессуальных действий (после организованного братчанами митинга против пыток и фабрикации дел приезжал даже заместитель руководителя регионального СК) — велась, на взгляд адвокатов Ильи, с грубыми нарушениями. Судья также не отличился, см.: http://pravoirk.ru/archives/8368. Корпоративная солидарность органов следствия и суда не редки в наше время. Однако, расследование коррупции — это не тема нашей статьи. В Иркутской области Илья Ефремов не первый историк и преподаватель ВУЗа, который попал в поле зрения правоохранительных органов. Все знают историю с замечательным иркутским историком Алексеем Петровым. Риторический вопрос кого и от чего они охраняют мы оставим на воображение читателей…, публикуя последнее слово Ильи Ефремова в судебном заседании, которое состоится на днях в Братском городском суде:

«Уважаемый суд, я не планирую отнимать у вас сегодня столько же времени, сколько и 19-го января, когда я обращался к председательствующему и к слушателям в ходе судебных прений. Сегодня я буду краток!

Уважаемый судья! Уважаемые слушатели! К стороне, представляющей государственное обвинение, я не обращаюсь, поскольку нежелание прокуратуры видеть в деле многочисленные нарушения моих процессуальных и конституционных прав настолько же очевидно насколько и желание свести со мной счеты за мои жалобы в контролирующие и надзорные органы. Полагаю, что доказывать что-либо гособвинению – пустая трата времени. Все и так очевидно.

За период с 26 сентября 2016 года, когда начались слушания, гособвинению не удалось продемонстрировать ни одного хоть сколько-нибудь убедительного доказательства моей вины в преступлении, за которое меня судят. Более того – мы не увидели ни одного убедительного подтверждения того, что преступление вообще имело место быть в действительности. Того, что фабула этого якобы преступления не родилась сначала в головах братских следователей, желающих в декабре 2015 года в своих отчетах перед областным руководством повысить статистику раскрываемости, а потом в злокозненных умах работников надзорного органа, на бездействие которых я пожаловался в Иркутск и в Москву.  

Часть 2 статьи 330 Уголовного Кодекса Российской Федерации, по словам самих же работников прокуратуры, озвучиваемых на специализированных форумах типа «PoliceRussia» — это своеобразная палочка-выручалочка для правоохранительных органов. Когда привлечь человека к уголовной ответственности не за что, но сделать это по определенным причинам очень-очень нужно, всегда можно смело обращаться к данной статье. Расплывчатость формулировок, двусмысленность положений данной статьи дает огромный простор для злоупотреблений нечистым на руку правоохранителям.

Но даже эта, мягко говоря, неоднозначная, притянутая буквально «за уши» статья, предъявленная мне обвинением, не была доказана.

И это при том, что в своем стремлении любыми путями обвинить и осудить меня, братские правоохранители шли на откровенные нарушения закона, за которые их самих собственно нужно привлекать к уголовной ответственности.

Простые примеры:

Часть 1 статьи 299 УК РФ – привлечение заведомо невиновного лица к уголовной ответственности. Наказание по данной статье предусматривает лишение свободы на срок до 5 лет.

Если вспомните, Ваша честь, я неоднократно пытался заслушать в суде диктофонную аудиозапись с признаниями старшего следователя Николая Хохлова в том, что он специально возбудил уголовное дело сначала по 139-й статье, зная, что я невиновен, а уже потом, собрав, как он выразился «доказательства» переквалифицировал на 330-ю. По его словам (они отчетливо слышны на аудиозаписи), вне зависимости ни от каких факторов, если дело «прошло уже все круги УПК» оно «не может зависнуть в воздухе».

Другой пример – часть 3 статьи 294 УК РФ (воспрепятствование осуществлению правосудия). Вспомните о том, что я сообщал и также предлагал подтвердить аудиозаписью то как руководитель следственного отдела по городу Братск Артем Сирота совместно со следователем Николаем Хохловым, угрожая надеть на меня наручники, не выпускали меня из здания следственного отдела. И это при том, что я демонстрировал им повестку на судебное заседание и направлял через канцелярию соответствующее уведомление. Делалось это для того, чтобы я не сумел попасть в областной суд, где слушалась апелляция по ограничению меня в сроках ознакомления. Суд этот, кстати, мы выиграли и следователи, которые, чтобы ограничить меня в сроках ознакомления, подделали рапорты о моих и моего адвоката неявках на ознакомление с делом остались с носом.

Кстати, подделка следователем Николаем Хохловым данных рапортов, дат в протоколах допросов и других материалов дела, равно как и фальсификация следователем Максимом Бондарчуком протокола выполнения требований статьи 217-й УПК РФ – это преступления, предусмотренные часть 2 статьи 292 УК РФ.

А ведь были в действиях следователей и признаки печально известной статьи 286 УК РФ – превышение должностных полномочий. Это когда следователь Николай Хохлов без каких бы то ни было оснований угрожал поместить меня в СИЗО и дал поручение сотрудникам полиции задержать меня и препроводить в следственный отдел.

И признаки части 2 статьи 137 УК РФ – это когда указанный следователь нарушая неприкосновенность моей частной жизни, используя служебное положение направил в Братский государственный университет представление содержащее информацию о моей личной и семейной тайне. Это, кстати, наказывается лишением свободы на срок до 4-х лет.

И признаки статьи 300 УК РФ – незаконное освобождение от уголовной ответственности. По данной статье к ответственности должны были быть привлечены, в том числе и работники прокуратуры.

Я могу продолжать еще очень долго, но понимаю, что в этом нет никакой необходимости. Тот, кого судят сегодня в этом зале не преступник, а жертва. Меня не только оболгали, обвинив в том, чего я не совершал, но и, что примечательно, всячески пытались добиться от меня признания в преступления, которого в действительности не было.

Подводя черту под противостоянием, которое длится уже третий год – с 1 декабря 2015 года, я скажу то, что говорил следователям с самого начала – я ни в чем не виновен.

Ваша честь, я не совершал преступления, в котором меня обвиняют. Прошу меня полностью оправдать и сохранить за мной право на реабилитацию.

27 января 2017 года

Кандидат исторических наук, доцент Братского государственного университета И.В. Ефремов».

 

Поделись с друзьями
Share on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Email this to someone
email
Print this page
Print

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Не для того Тирская » заволокитила » это дело чтобы позволить реабилитировать человека который может требовать компенсации вреда причиненного незаконным уголовным преследованием .Приговор скорее всего уже решен- осталось только озвучить . Лучший для суда вариант -это условный срок . Но , как я понимаю условный срок для Вас неприемлемо . Относительно статей на которые безусловно претендуют и следственный и прокуратура и судья при вынесении заведомо неправомерного решения то негласный закон » Двойных стандартов» еще никто не отменял . В данном случае «когда перед законом все равны , но некоторые ровнее !»

  2. К сожалению, я так же как и вы думаю, что перерыв в процессе, да и в целом затягивание рассмотрения дела задумывались и осуществляются отнюдь не для того, чтобы в итоге вынести справедливый вердикт. Но это не значит, что я не буду отстаивать свои права в апелляции, кассации и т.д., писать жалобы на прокуроров, судью, следователей.

Comments are closed.