Домой Доска позора ЛУЧШИЙ СЛЕДОВАТЕЛЬ ОКАЗАЛСЯ ОБОРОТНЕМ

ЛУЧШИЙ СЛЕДОВАТЕЛЬ ОКАЗАЛСЯ ОБОРОТНЕМ

27885
194
Владислав Матвеев
Владислав Матвеев

Я уже писал на страницах  газеты «Народный контроль Сибири» серию статей, посвящённых деятельности всячески обласканного руководством Следственного управления Следственного комитета России по Иркутской области следователя по особо важным делам Владислава Матвеева. Там я говорил о том, какими методами этот следователь, возглавив следственную группу, расследовал уголовное дело по убийству первого заместителя прокурора города Братска Александра Синицына. Ожидаемой реакции силовиков на действия своего коллеги не последовало, хотя никто не требовал опровержения. Я говорил лишь о том, что нельзя пытать и убивать обвиняемых в преступлениях. В качестве оправдания для Матвеева и ему подобных руководство ряда силовых ведомств через прикормленные бюджетными деньгами редакции иркутских газет вылили целый поток негодования, обвиняя всех критиков пыточной системы расследования преступлений в прислужничестве криминалитету. Например, руководствуясь непонятно где собранными слухами, пресс-секретарь иркутского следственного комитета Владимир Саловаров заявил для нескольких обслуживающих Следственный комитет печатных изданий, что якобы фильм «Иркутское СИЗО. Территория пыток» был снят не правозащитниками-доброхотами, а вышел по заказу бандитов и оплачен ими в размере 300 тысяч долларов США.
После выхода этих публикаций редактору газеты, где был опубликован материал «Преступления прошлых лет раскрывают садисты», позвонила представитель Следственного комитета и очень нелицеприятно отозвалась о публикации моей статьи. Аргументом заступницы за Матвеева было: «Как вообще можно такое писать о следователе Матвееве. Это же наш лучший следователь с безупречной репутацией».

С тех пор не прошло и года. Надо сказать что ни тогда, ни сейчас я не испытывал и не испытываю никаких симпатий к обвиняемым в убийстве Синицына, которых впоследствии коллегия присяжных признала виновными в этом преступлении. Все, кто оказался за решёткой, принадлежали  криминальному миру. Объединяло их всех только одно – отсутствие как мотивов убийства, так и веских доказательств вины в преступлении. Потому, несмотря ни на что, я по-прежнему убеждён именно в том, что уголовное дело об убийстве Синицына расследовалось незаконными и преступными методами, а значит, тех, кого обвинение представило в качестве убийц Синицына, при той лёгкости пренебрежения любыми законами, могли очень легко подставить. А речь-то собственно не столько о них, а о том следователе, которого бывший руководитель Следственного управления Алла Никонова представляла как лучшего следователя, поручала ему наиболее сложные дела и безоговорочно верила добытым им доказательствам. Ему поручали наиболее резонансные и ответственные дела, а по собранным им доказательствам людей приговаривали к длительным срокам наказания.
И вот… в августе этого года Владислав Матвеев был с позором изгнан из рядов Следственного комитета новым руководителем управления Юрием Дином, пришедшим на место Аллы Никоновой, и, более того, Матвеев теперь сам находится под следствием. Громкие и резонансные злоупотребления своей властью следователя Матвеева стали одной из причин неожиданной отставки Аллы Никоновой. После Никоновой ушли из следственных органов непосредственные начальники и кураторы следователя Матвеева – руководитель отдела по расследованию особо важных дел Андрей Давыдов, его заместитель Дмитрий Мещеряков и исполняющий обязанности заместителя Михаил Бовсуновский.
После разразившегося скандала, о чем скажу ниже, не только журналисты, но и каждый из бывших коллег Матвеева имеет полное право назвать его подонком. Говоря в своих прошлых публикациях о том, что Матвеев при расследовании дела об убийстве Синицына, скорее всего, выполнял заказ, я, конечно, не мог опираться на конкретные факты, а руководствовался лишь собственной интуицией. Но ведь я для себя давно сделал вывод, что пока Алла Никонова возглавляла Следственное управление, о беспристрастном и объективном контроле за работой следователей, да ещё к тому же по жалобам обвиняемых, не могло быть и речи. Потому никому даже в голову не приходило провести в отношении следователя уровня Матвеева какие-либо оперативные мероприятия хотя бы с целью предотвращения того, что вскрылось теперь. А ведь поводов было более чем достаточно.

Подследственные писали об его зверствах, учиняемых им пытках подследственных в камерах СИЗО, избиениях перед допросами прямо в его кабинете, незаконным изъятием у людей ценного имущества. Всё это сходило Матвееву с рук. Его поведение, которое описывали в жалобах подследственные, вероятно, не выходило за рамки созданного образа борца с бандформированиями. Как мне представляется, Никонова в отношении подозреваемых дозволяла абсолютно всё, лишь бы были признательные показания по уголовному делу. Абсолютная жестокость по отношению к обвиняемым, весьма специфическое понимание своих должностных обязанностей следователями и оперативными работниками вызывали у Никоновой полное одобрение.
Творимый на следствии беспредел был пресечён только с приходом Юрия Дина, который издал приказ об увольнении Матвеева. Ранее сходившему с рук произволу хоть и не положен конец, но уже всплыли наружу те факты, которые стали по-настоящему расследовать вышестоящие следователи из СКР по Сибирскому федеральному округу.  А перед ними открылась следующая картина расследования по-иркутски.
В прошлом году следователь Владислав Матвеев получил от руководства очередное уголовное дело №58602 об исчезновении гражданина Левашова в 2003году. А своё расследование, Матвеев, уверовавший в свою безнаказанность по предыдущим уголовным делам, начал привычными средствами. Он арестовал по информации засекреченного свидетеля несколько человек. Иркутского предпринимателя Т. «лучший следователь» без веских оснований обвинил в подстрекательстве к убийству  гражданина Левашова, совершенного приблизительно семь лет назад. Причём по уголовному делу не было обнаружено даже трупа и не установлена причина смерти. Для подтверждения своих подозрений следователь выгреб из офиса обвинённого всю служебную документацию, что  парализовало работу фирмы больше чем на полгода. Впоследствии этот предприниматель был реабилитирован и освобождён из СИЗО, так как обвинения Матвеева ничем, кроме заявления свидетеля и основанной на нём ошибочной версии следователя, не подтвердились. Другой обвиняемый по делу об исчезновении Левашова так описал методы Матвеева: «Особо активную роль в избиении меня проделывал следователь Матвеев В.С. Он неожиданно пыром своего ботинка бил мне по голени правой ноги. Наносил удары сбоку туловища по рёбрам ногами в область сердца. Затем Матвеев В.С. и Щелкунов С.А. с обеих сторон схватили меня за одежду, пытались свалить меня на пол, Щелкунов при этом ударил ногой в лицо, поставили меня на колени, и Матвеев В.С начал бить ногами по почкам. Когда мои руки были перетянуты до конца, Матвеев В.С. книгой бил по кончикам пальцев. При этом он говорил, что Владимир Путин разрешил добиваться истины и справедливости любыми способами. Я был направлен в травмпункт, где, измерив моё артериальное давление, врач сказал, что срочно нужно в больницу, так как есть подозрение на ушиб сердца, давление при этом у меня было 70/40. До 9.00 утра я проходил освидетельствование, делались снимки флюорографии, УЗИ, рентгеновские снимки, только после этого меня приняли на СИЗО-1 г. Иркутска». Но, видимо, этого Матвееву показалось мало. Не имея никаких оснований подозревать четырнадцать жителей Братска в этом преступлении и даже не видя никакой связи между ними и обвиняемыми в преступлении, он решил совершить самый настоящий набег на их дома и квартиры.
Как потом было установлено, Матвеев, наплевав на все внутренние приказы и инструкции, сам себя отправил в служебную командировку в Братск с 25 по 30 декабря прошлого года.  А целью этой командировки было проведение настоящей спецоперации по изъятию в канун Нового года из квартир людей «нечестно нажитого». Выписав самому себе постановления на производство обысков в квартирах, Матвеев вламывался в жилища людей в сопровождении

церемония награждения лучшего следователя

оперативников и спецназа. А поскольку эти события происходили в преддверии новогодних праздников, по рассказам очевидцев, Матвеев, как и члены его группы, в процессе обысков еле стояли на ногах. На обысках Матвеев вёл себя как настоящий разбойник: ругался на женщин и детей матом, курил в комнатах, стряхивал на пол пепел и даже в присутствии жильцов справил нужду на мебель. Изъятые вещи и ценности, по последующим объяснениям самого Матвеева, он выгрузил и оставил на хранении в помещении ОРЧ при УВД по г. Братску. Естественно, что ни деньги, ни ювелирные украшения, отнятые группой Матвеева у братчан, не имели никакого отношения к предположительно совершенному в 2003 году в городе Ангарске убийству Левашова.  На интернет-форуме газеты «Народный контроль Сибири» активно обсуждалась ситуация с расследованием громких уголовных дел. Один из пользователей, подписавшийся: «сотрудник компетентных органов», так прокомментировал произошедшее: «следственная группа под руководством Матвеева В.С. работала перед Новым годом в Братске. Были опера с УБОПа, ФСБ, СОБР и спецназ УФСБ области. Перевернули всех блатных. После праздников надо ждать арестов влиятельных господ. К делу Синицына  это вообще не имеет никакого отношения. Правильно, расскажите правду по центральному ТВ — впервые за десять лет братское жульё напряглось! На обысках даже наркоту нашли». Конечно, никаких наркотиков нигде не нашли, зато вынесли много денег и ценностей.
А затем, со слов Матвеева, 7 февраля 2011 года в районе 19 часов на 30-м километре  автодороги Братск-Иркутск он был ограблен неизвестными лицами и все изъятые вещи, деньги, оружие и документы о производстве обысков у него забрали. Не правда ли, читатель, удобная версия для любого жулика, который взял на время чужое добро и ищет причину, чтобы оставить всё у себя? Не зря же Никонова нарекла Матвеева лучшим следователем и всячески восхваляла в интервью как опытного и кропотливого аналитика. Естественно, на такую подлость способен не каждый. Он-то лучше других знает, как и когда можно ловко спрятать концы в воду. Ведь многие из тех, кто знал Матвеева, уверены в том, что все деньги и ценности он просто украл, а нападение на себя инсценировал для сокрытия следов кражи. Причём до сих пор невозможно установить даже общую стоимость изъятого и похищенного. На что, видимо, и надеялся Матвеев. Но, по словам пострадавших от незаконных обысков людей, сумма изъятого  имущества  составила около двадцати миллионов рублей.
Хотя даже этим новогодним подарком Матвеев, видимо, оказался не совсем доволен. При столь же необычных обстоятельствах теперь уже весной текущего года из служебного сейфа Матвеева пропали огромные суммы денег, которые Матвеев изъял в ходе своей блистательной работы по другим уголовным делам. Эту кражу из собственного сейфа в кабинете «лучший следователь» якобы обнаружил 9 мая. А пропало у Матвеева ни много ни мало — около шести миллионов рублей, да ещё средств в иностранной валюте не менее чем на четыре миллиона рублей. Причём, как вы, наверное, уже догадались, читатели, никто из посторонних в кабинет следователя через окно или дверь не проникал, замков не взламывал, да и посторонние люди в принципе по своей воле, в это учреждение попасть не могут. И вообще кто бы отважился на столь дерзкую и изощрённую кражу из круглосуточно охраняемого здания по адресу Байкальская 129 в городе Иркутске? Остаётся одно — припрятанные Матвеевым с обысков деньги украли свои. Тогда, если поверить Матвееву, получается, что десять миллионов рублей у него вот так вот запросто стибрили из сейфа его сослуживцы-следователи либо его руководство. Отсюда следует, что вокруг Матвеева работало самое обычное жульё, которое так и смотрит за тем, как утащить у себя на работе всё, что плохо лежит. Но самый логичный вывод – эти деньги тоже дело рук Матвеева.
За вышеописанные действия следователь Матвеев был уволен только в августе этого года, как нарушивший присягу следователя и допустивший грубые нарушения закона. Хотя предшествующие семь месяцев  Матвеев, с момента исчезновения первой крупной суммы денег, находясь на больничном, спокойно занимался разработкой своего алиби. Вероятно, когда Матвеев начал понимать, что его самого могут упечь за решётку, он неожиданно начал болеть разными болезнями. Видимо, пользуясь связями своей матери-врача, подонок не являлся на работу под предлогом разных заболеваний. Он врал, изворачивался, пытался давить, а может, и подкупить своих коллег, чтобы те изменили свои показания. Например, в ходе служебного расследования было выяснено, что Матвеев оказывал давление на следователя из города Братска А.Лободу. От этого следователя Матвеев требовал изменить показания о своём скотском поведении во время обыска в квартире Абаниных 26 декабря прошлого года.
Тем не менее всё это не спасло Матвеева от увольнения.
Во всей этой истории лично меня удивил не столько размах преступной, по моему убеждению, деятельности Матвеева, сколько отношение к подобным оборотням государства. Ведь когда я раньше писал, что Матвеев совершил как минимум превышение полномочий и систематически нарушал права обвиняемых, а как максимум сфабриковал доказательства в отношении невиновных людей, все молчали. Его руководители не только молчали, но и всеми силами пытались выгородить мерзавца, поскольку это было выгодно системе. Ведь, как все понимают, для «системы» совершенно неважно, каким способом будут раскрыты преступления. Главное, чтобы были обвиняемые, которых суд должен признать виновными, а прикормленные бюджетными деньгами газеты — похвалить следствие за блестящую работу. Суды перестали быть органом правосудия, потому добиться там справедливости можно либо по команде сверху либо за деньги. А потому суды уже давно стали частью системы инквизиционного и репрессивного обвинения.
Общий правовой хаос в стране привёл к тому, что уголовные дела расследуются самыми обычными преступниками с большой дороги. Судей и, что страшно, присяжных заседателей это вполне устраивает. Вероятно, произошедшее  устроило руководителей Матвеева – Давыдова и Мещерякова. Видимо, расчёт был на то, что всё само собой уляжется. Со временем всё удалось бы заволокитить и спустить на тормозах. Но в этом случае ситуация приобрела слишком большую огласку. За свою халатность Давыдову, Мещерякову и Бовсуновскому удалось избежать дисциплинарного наказания в связи со своим увольнением. Однако не так давно у Давыдова и Мещерякова были проведены обыски в рамках расследования преступной деятельности Матвеева. А теперь к ним возникли у их бывших коллег  совсем не праздные вопросы.
Хотя мне с трудом верится в то, что Матвеев и его покровители понесут заслуженное наказание. Слишком уж многое знает Матвеев о расследовании своих знаменитых дел и тех, кто стоял за посадками неугодных людей.

М.Неустроев, «Сибирь без цензуры», № 1 , 2011г.

Поделись с друзьями
Share on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Email this to someone
email
Print this page
Print

194 КОММЕНТАРИИ

  1. Звонил по номеру 676467. «Телефон абонента выключен или находится вне зоны обслуживания». Не поговорили…

Comments are closed.